15 февраля 2006
7687

Век XXI и суверенитет

Расхожий миф 1990-х годов об устаревании суверенитета давно подвергнут сомнению жизнью. Войны на Балканах, в постсоветском пространстве, на Ближнем Востоке и Среднем Востоке свидетельствуют не о его устаревании, а об ожесточении войн за обладание им. О том же говорит партизанская война в Ираке и сложнейшие процессы в малых государствах Латинской Америки. Наконец, внешняя политика США - чистой воды пример абсолютизации суверенитета, а вовсе не его размягчения.
Вот почему попытка здравой рефлексии на темы вмешательства-невмешательства в дела государств не может не вызывать самого жгучего интереса. Новая книга члена-корреспондента РАН, директора Института проблем международной безопасности РАН и декана факультета мировой политики МГУ им. М.В Ломоносова А.А. Кокошина как раз из разряда таковых (Кокошин А.А. Реальный суверенитет в современной мирополитической системе. М.: Едиториал УРСС, 2005).
Автор рассматривает развитие государства от создания Вестфальской системы в середине XVII века - момента торжества идеи суверенитета - и до наших дней, когда географически локальный уникальный и противоречивый опыт Евросоюза дал эмпирические основания ученым развить тезис об устаревании, отмирании и даже ненужности государства как универсальной всемирной тенденции.
А.А. Кокошин не пытается игнорировать факты. На рубеже 1970 - 1980-х годов началось бурное развитие экономической глобализации, в ходе которой национальный процесс экономического воспроизводства все больше стал превращаться в международный. Транснациональный бизнес нередко начал определять существенные параметры политической стратегии различных стран, особенно небольших.
Становление и укрепление региональных организаций интеграционного типа также привели к ослаблению независимости государств, поскольку в каких-то случаях отдельные правительства делегировали наднациональным или межгосударственным органам части своей власти. Нельзя не отметить и возникновение авторитетных международных (региональных) неправительственных организаций, чьи интересы и деятельность часто противоречат интересам конкретной страны.
Соединенные Штаты (вернее, крупные американские корпорации и истэблишмент) стали активнее поддерживать идею и практику глобализации в целях дальнейшего ослабления независимости всех других государств, кроме американского. На первый план вышла идея "полного ухода" государства из сферы экономики и волшебство всесильной "невидимой руки" рынка (прежде всего в расчете на бывшие социалистические страны). И это при том, что в самих развитых странах за последние четверть века доля государственных расходов в ВВП выросла и значительно превышает эту цифру в переходных и развивающихся странах.
В книге приведены конкретные примеры тенденций к укреплению национального суверенитета и названы страны, которые решительно борются за свою независимость. Особый интерес вызывает анализ политики азиатских гигантов - Китая и Индии. Обе страны резко повысили свое воздействие на мировую систему, вышли соответственно на второе и четвертое места в мире по объему ВВП, исчисленному по паритету покупательной способности.
После избрания В.В. Путина Президентом России наша страна стала гораздо отчетливей формулировать свою позицию в отношении необходимости укреплять свой государственный суверенитет. Это принесло отдачу. С 2000 года экономика страны стала расти по 5 - 7 процентов в год (лучшие темпы развития за последние 30 лет).
А.А. Кокошин справедливо отмечает сложности, которые стоят перед страной. Особенно опасным для России выглядит концепция "ограниченного суверенитета над природными ресурсами", которая начала выкристаллизовываться на Западе. По всей видимости, не случайно в ходе переговоров с Россией по поводу ее вступления в ВТО элементы данной концепции стали озвучивать представители Австралии.
Россия является единственной в мире "энергетическо-ядерной державой", т.е. она в состоянии прикрыть ядерным щитом свои природные ресурсы. А.А. Кокошин выделяет конкретные направления повышения российской военной мощи, которую он рассматривает и как средство повышения капитализации национальной экономики.
Автор на статистическом материале показывает масштабы колоссального российского природно-ресурсного потенциала (доля России в мировых запасах важнейших ископаемых доходит почти до 30 процентов). При этом он четко указывает, что пребывание в положении периферии развитых стран с перекачкой туда всевозможных ресурсов (сырья, финансов, наиболее квалифицированной рабочей силы и т. д.) будет вести лишь к постепенной деградации страны. Нельзя не согласиться с его тезисом, что Россия может совершить прорыв, лишь придерживаясь стратегии развития человеческого потенциала, технологически сложных и наукоемких отраслей, а также повышения роли науки в производстве.
А.А. Кокошин подчеркивает, что национальным интересам России не отвечает курс на конфронтацию с Западом. Однако и безвольное следование в фарватере политики США противоречит ее интересам. Не менее рискованна и полная переориентация на Восток. Еще более деструктивным будет превращение России в арену противоборства различных сил в случае усиления конфликтного потенциала на глобальном уровне.
В целях предотвращения развития событий в подобном направлении Россия должна стремиться к всестороннему развитию связей с крупнейшими государствами Востока при сохранении по меньшей мере прочных рабочих отношений с центрами Запада. Речь идет о стратегии диверсификации внешнеполитических приоритетов Российской Федерации.
Алексей БОГАТУРОВ,


доктор политических наук,
декан факультета политологии МГИМО МИД России.

"Красная звезда", http://www.redstar.ru/2006/02/15_02/3_01.html

15 февраля 2006 г.


viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован