Татьяна Богатырева: Семья – ячейка глобализации

Обсуждение проблем семьи осуществлено с учетом факторов глокализации, где локальный компонент увиден через призму повседневной жизни семьи. Подчеркивается необходимость концептуализировать семью как подвижную и изменяющуюся часть общества, отойдя от традиционного понимания ее статуса исключительно как основополагающей и устойчивой социальной структуры. Точка отсчета - усиление акцента на формах активности людей, четкое отражение траектории движения индивида в глобализованном социокультурном пространстве в условиях повышения роли свободы и «эмансипирующих ценностей».

Влияние, с одной стороны, глобализационных процессов на  семью,  и с другой стороны,   изменений на уровне малых групп, в том числе семьи, на глобализационные отношения пока не стали мейнстримом в изучении глобализационных процессов. Это одна из  лакун, из-за которой «социальное лицо» глобализации пока остается скрытым в тени. Изучение семьи  может внести значительный вклад в изучение «человеческого измерения» глобализационных процессов, которые предъявляют особые требования к устройству человеческой личности, к правилам человеческого общежития, в том числе на самом нижнем, локальном уровне совместимости людей.

Сегодня настала пора выработать новые понятия, системные представления и концептуальные подходы, которые бы открыли возможность получения нетривиальных результатов изучения семьи и семейных отношений, пересмотра традиционных методологических подходов к исследованию семьи и глубинных причин демографического разнообразия в мире.

Обсуждение проблем семьи видится плодотворным при    вынесении его за традиционную систему координат и осуществлении с учетом  факторов глокализации, где локальный компонент увиден через призму повседневной жизни. Это позволяет   концептуализировать семью как подвижную и изменяющуюся часть общества, отойдя от традиционного понимания  ее статуса исключительно как основополагающей и устойчивой социальной структуры. Точка отсчета - усиление акцента на формах активности людей, четкое отражение траектории движения индивида в глобализованном  социокультурном пространстве в условиях повышения роли свободы  и «эмансипирующих ценностей».

Перенесение внимания исследователей на повседневную жизнь семьи, оценка основополагающего элемента свободы - степени, в которой люди в повседневной жизни обладают реальной возможностью выбора, рождает  новые версии семейного устроения и поведения индивида в семье в условиях глокальной реорганизации социального пространства.  

Глобализованный контекст сообщает растущую неопределенность относительно того, какой из выборов будет успешен, - сложится ли он в пользу конкретного индивида или определит преимущества семьи как малой группы. Это позволит  определить ту модель семейной политики, исходя из которой строятся социальные программы и определяются формы  социальной поддержки людей в той или иной стране.

 

The influence, on the one hand, of the globalization on the family, and on the other hand, significant changes at the level of small groups, including family, on globalization relationships have not yet become mainstream in the study of globalization processes. This is one of the gaps in the study of the "social face" of globalization. The family research can make a substantial contribution to the study of "human dimension" of globalization that have special requirements to the structure of the human personality, to the rules of human  behavior, on  the lowest, local level of compatibility between people.

Today it is time to make the revision of the traditional methodological ways of studying family relations and to develop new conceptual approaches, which would open the possibility to obtain non-trivial results   and to show the root causes of demographic diversity in the world.

The discussion of family problems seems fruitful if it is removed out of the traditional system of coordinate and takes into account the factors of glocalisation, where the local component is seen through the prism of everyday life ( daily routine and etc.).

 This allows us to conceptualize the family as a changing part of society, which is moving away from the traditional understanding of its status solely as a fundamental and sustainable social structure. The reference point is the increased emphasis on the forms of human activity, a clear reflection of the motion path  of an individual through a globalized socio-cultural space in terms of the promotion of freedom and "emancipating values".

Shifting the focus of research on family's everyday life, on the estimation of the fundamental element of freedom  gives rise to new versions of the family arrangement and behavior of its members in terms of glocal reorganization of social space.

Globalized context represents the growing uncertainty about the successful  choices of getting benefits, - whether it is a choice in favor of the individual or family?  This will determine the model of family policy and the implementation of actual social programs and forms of social support for people in a particular country

___________________________

  Многим кажется, что современные глобализационные процессы происходят где-то далеко на границах государств, через которые легко движутся финансовые, культурные, миграционные потоки. На самом деле глобализация – это скорее внутреннее, чем внешнее явление. Она проникла глубоко в повседневную жизнь людей, определила не только то, какие процессы и явления нас окружают, но и ориентиры, ценности и мотивы поведения отдельной личности, в целом «человеческое измерение» глобализации

, которое  изучено слабо, хотя  затрагивает  каждого, в том числе формируя понимание человеком себя как члена большой или малой социальной общности. Глобализация, тем самым, предъявляет особые требования к устройству человеческой личности, к правилам человеческого общежития, в том числе на самом нижнем, локальном уровне совместимости людей, в семье.

Исследователи пытаются объяснить проблемы семьи с различных позиций, мнения бывают неоднозначны, выводы о причинах семейных проблем часто не выходят за пределы оценок жизни кризисного социума. Сегодня настала пора выработать новые понятия, системные представления и концептуальные подходы, которые бы открыли возможность нетривиальных результатов изучения семьи и семейных отношений, пересмотра традиционных методологических подходов к исследованию семьи и глубинных причин демографического разнообразия в мире.

Такого рода подходы должны строиться, исходя из исчерпанности социальной доминанты развития, из проблем становления человечества в качестве нового субъекта, который проявляет себя по-разному в различных сферах. Социальные противоречия модифицируются в контексте глобальной общности и наполняются новыми концептами в соответствии с изменениями роли социального начала в процессе универсальной эволюции.

1. Реструктуризация семейной жизни под влиянием глобализационных процессов

 Фундаментальные цивилизационные процессы оказывают самое непосредственное влияние на состояние и особенности функционирования современной семьи. Очерчивая новые контуры общества, знаменитые исследователи глобализационных процессов Мануэль Кастельс, Элвин Тоффлер, Ульрих Бек и др. пишут о том, что глобальные перемены привели к новым общественным конфигурациям взамен традиционных, включая процессы которые происходят с образом жизни и формами труда в семье, отношениях в семье и образцами поведения мужчин и женщин, гендером, правами женщин и детей, браком, материнством и отцовством, сексуальностью и любовью. Глобализационные процессы реструктуризируют семейную жизнь и предлагают весьма радикальные идеи ее устройства. «Семья может и не исчезнуть, и не войти в новый золотой век. Вероятнее всего, что она разобьется вдребезги, но лишь затем, чтобы потом принять новый и странный облик», констатирует Элвин Тоффлер в главе «Сломанная семья» своей знаменитой книги «Шок будущего» (1).

Пульсирующий характер глобальной общности сегодня проявляется в усложнении жизнедеятельности человечества, в растущем разнообразии компонентов, которое становится избыточным, дисфункциональным. Происходит возрастание дестабилизации социальных связей, способных давать человеку набор четких норм, ценностей, мотивов. Все это в полной мере относится к семейным отношениям, переживающими сложные процессы межгенерационного характера, изменения принятых форм частной жизни, многих установлений, касающихся работы, домашнего труда, принятия новых продуктивных ролей и семейных соглашений. То есть семейные отношения находятся в процессе трансформации, они модифицируются и реконцептуализируются, часто сталкиваясь с весьма сложными новыми вызовами, включая националистические и фундаменталистские.

Надо отметить, что глобализация и сама трансформируется под влиянием человеческой активности. Те «приближения» к глобализации, которые мы прежде всего видим в научных работах о ней, касаются прежде всего ее проявлений в экономической и политической сферах. До сих пор в недостаточной мере научно-исследовательские работы захватывают динамизм последствий тех событий, которые являются внутренней стороной глобализации, - ее «человеческий облик» не прорисован в достаточной мере.

 Изучение процессов, происходящих в условиях развития глобальных процессов на уровне малых групп, в том числе семьи,  не стали мейнстримом, этот дискурс не инкорпорирован в исследование  глобализационных процессов и представляет собой одну из лакун, из-за которой «социальное лицо» глобализации пока остается скрытым в тени.

Изучение глобализации через измерение семьи открывает новые пути понимания межличностных отношений, экономики домохозяйств, гендерных вопросов, социетальных изменений и отношений между малыми группами.

Доминирующие дискурсы глобализации, которые сфокусированы на ее экономической или политической природе, часто освобождены от локальных обстоятельств, культурных контекстов, социо-исторических моментов. Научные исследования глобализации не могут игнорировать то, что взаимодействие индивидуальной деятельности с материальными, культурными, а порой и воображаемыми структурами продуцирует социальные отношения и феномены. В результате такого взаимодействия перед акторами возникают ситуации выбора действий - иногда свободного, иногда базирующегося на противоречиях. Люди реагируют на происходящее, и их реакция изменяет течение событий, в результате чего социальный порядок внутренне трансформируется. Изучение процессов, протекающих в малых группах, дает большее понимание процессов на макроуровне - динамики неравенства, властных отношений в обществе, важности равновесия глобальных и локальных процессов.

 Можно констатировать, что глобализация оказывается под специфическим влиянием обстоятельств, которые вводят поправки в русло социальных изменений, и в этом процессе участвуют семьи как активный агент, играющий свою роль во взаимодействии социальных институтов и проводника изменений. Все это должно быть «схвачено» для объяснения динамической природы семей в обществе и их влияния на социальные процессы.

Такая концептуализация позволяет выявить, как формируется активность индивидов, вовлеченных в отношения внутри и вовне семьи. Это контрастирует с традиционным подходом, когда семья виделась как группа, объединенная общими интересами. Сегодня она предстает иной общностью - ее составляют активные агенты, вовлеченные в определенное производство и распределение ресурсов. С этих позиций семья  видится как место, где люди с разными интересами часто вступают в конфликт. При этом глобализованный контекст сообщает растущую неопределенность относительно того, какой из выборов будет успешен, - сложится ли он в пользу конкретного индивида или определит преимущества группы. Это очень важный момент, ведь именно он призван определить ту модель семейной политики, исходя из которой строятся социальные программы в той или иной стране (2).

2. Повседневная жизнь семьи как призма локального компонента      Среди аспектов развития специалистами выделяются два фактора,
которые в ближайшее время решающим образом повлияют на его контуры, скажутся на определении подходов к реализации его стратегий, действующих силах и вероятных формах их взаимодействия - это глобализация и локализация (3). Их неразрывная связь    зафиксирована в термине «глокализация». Автор этого термина Роланд Робертсон  считает, что глокализация повлияла на все сферы, включая семейные отношения и семейную повседневность (4). Обсуждение проблем семьи, вынесенное за традиционную систему координат и осуществленое с учетом  фактора глокализации, позволяет различить  локальный компонент через особую призму -  призму  повседневной жизни семьи.

   Инкорпорация семейной проблематики в круг глокальных исследовательских практик   - отражение признания глубокой взаимной детерминации «внешнего» и «внутреннего». Эта теоретическая конструкция при помещении в нее семейной проблематики способствует разрешению проблемы соотношения микро и макро анализа» (5).

По мнению А.Ю.Согомонова, глобальное и локальное «образуют сегодня принципиально новую шкалу актуальности, которая, как кажется, полностью вытесняет из практик постсовременных акторов логику модернизационного сравнения. И, в этом смысле, знаковым процессом сегодняшнего поворота во всемирной истории можно считать глокальную реорганизацию социального пространства» (6). Исследователь подчеркивает, что понятие «глокальности» иногда используется в специальной литературе для описания реструктурирующегося пространства постсовременности, чтобы показать, что «территории, и даже группы и индивиды отныне отличаются друг от друга не историко-хронологической «развитостью» или «отсталостью» по воображаемой модернизационной шкале, a своими неповторимыми рисунками того, как в них переплетаются включенность в глобальные потоки и следование местным культурным традициям, социальным устоям» (6). 

Аспект глокализации усиливает внимание к повседневной жизни семьи, по сути и возникшей для удовлетворения повседневных надобностей человека, к ее проявлениям в виде множества разнообразных обычаев, правил, установлений, мнений, представлений. В условиях перехода к постиндустриализму происходит переоценка ценностей, изменение еще недавно устойчивых систем ориентаций, отказ от некоторых образцов жизни и принятие других, порой маргинальных, изменение самих структур повседневности. Последние глубоко укоренены в жизненных пластах, не уничтожаются даже во время самых болезненных кризисов и сдвигов. Распад устойчивости укорененных способов бытия человека выжигает устои старой жизни, и нужно очень длительное время, чтобы произошло возрождение новых локальных нарративов, ростков новых структур повседневности (7).

Структура семейного мира оказалась перевернутой в условиях глокализации.  Она   повлияла на  имманентные характеристики  опыта повседневности,   интерсубъективные взаимодействия,  крайне противоречиво вторглась фундаментальный пласт бытия человека, сферу сакрального, в устоявшиеся способы культурной регуляции и социального контроля (8).

«Из сферы стабильности повседневность все больше превращается в сферу риска, источником которого становится именно то, что раньше давало безопасность – ее устойчивые структуры», - утверждает Н.Н.Зарубина.-  «Малый мир» повседневности оказывается тем «плавильным тиглем», в котором о способы и формы адаптации глобальных структур перерабатываются и усваиваются локальными сообществами (9).

Семью как структурный элемент повседневности плодотворно изучать через интерсубъективный характер повседневности, ее укорененность в межличностных отношениях малых «домашних» групп. Это позволило бы выявить складывающуюся в процессе глобализации новую, еще небывалую степень противостояния дальнего и ближнего миров, выявить возможности предотвращения полной отчужденности дальнего мира глобалистов от ближнего мира народной повседневности, о которой в свое время предупреждал А.C.Панарин (10).

3. Индивидуализация как   фактор новых версий семейного устроения  

Повседневность в современном мире стала одним из уровнем социального бытия, который затронут всеобъемлющим трендом - требование способности адаптации к быстроте изменений, мобильности и динамизму в условиях потери способности «регулироваться самовоспроизводящимися стабильными образцами интерпретации реальности, стереотипами поведения и структурами отношений» (9).

Человеческое измерение глобализации начинает определять происходящий в глобальных масштабах глубоко затрагивающий самые основы личности процесс индивидуализации. «Суть его состоит в прогрессирующем ослаблении связей личности с определенной социальной средой или группой, все менее способной снабжать его четкой и ясной системой норм, ценностей, стандартов поведения. Глобализация не является непосредственной причиной индивидуализации: ее стимулирует возрастающая подвижность и неустойчивость социально-групповой структуры общества и его нормативно-ценностных систем, быстрота культурных сдвигов, рост социальной, профессиональной, географической мобильности людей, новые индивидуализированные виды трудовой деятельности. Однако глобализация в значительной мере подталкивает этот процесс, умножая объем функциональных социальных связей индивида, часто анонимных и быстро проходящих, она тем самым ослабляет психологическую зависимость для него связей устойчивых, обладающих насыщенным ценностно-духовным и эмоциональным содержанием» (11).

Возникновение новых ценностей связано сегодня с мощным культурным сдвигом, трансформационными процессами, знаменующими переход к постсовременной цивилизации. То, какие парадигмальные изменения происходят на пороге постсовременной цивилизации, весьма обстоятельно анализируется во Всемирных обзорах ценностей (World Values Surveys) (12). В них сделана попытка проследить изменения в базовых ценностях при переходе от одного типа общества к другому.

Рональд Инглхарт, координатор международного исследовательского проекта «Всемирные обзоры ценностей», подчеркивает, что значительное изменение религиозных ориентаций, гендерных ролей и сексуальных норм связано с достижением общества определенного уровня развития, когда происходит усиление ощущения безопасности и в связи с этим снижается потребность в абсолютных правилах. «Многие религиозные нормы, такие как «не прелюбодействуй» или «почитай отца твоего и мать», связаны с обеспечением сохранности семейной ячейки. …Но в передовых индустриальных обществах некоторые из этих функций утратили прежнее значение. Роль семьи стала менее решающей. Если когда-то семья была ключевой экономической единицей, то в передовом индустриальном обществе трудовая жизнь индивида в основном осуществляется вне дома» (13).

В рамках постиндустриального общества с развитыми институтами соцобеспечения для выживания человека уже не требуется прочной семьи, а прежние жесткие    нормы постепенно утрачивают свои функции, что открывает больший простор для самовыражения индивида: «Сегодня в развитых странах изменение социальных норм, связанных с абортами и гомосексуальностью, становится предметом острых политических дебатов, но тем не менее в богатых постиндустриальных государствах все больше распространяется толерантное отношение к разводам, гомосексуализму и абортам. Этого, однако, не наблюдается в странах с низкими среднедушевыми доходами, где жизненная защищенность по- прежнему гарантирована далеко не всем» (14).

Развивая наработки предшествующих лет,   Кристиан Вельцель в своей новой книге уточняет роль семьи в ракурсе  современной теории повышения роли свободы в человеческом обществе. Он показывает, как распространение «эмансипирующих ценностей» приводит к расширению прав и возможностей человека, а также то, несколько тенденции к человеческой свободе позволяют людям контролировать свою жизнь. Автор выделяет стремление к эмансипации  в качестве  важной тенденции достижения человеческого блага, демонстрирует, как желание свободы крепнет, становясь источником демократии и оживления гражданского общества, расширения каналов распространения гуманитарных норм и фактора устойчивого развития современной цивилизации. Семья у Кристиана Вельцеля предстает как один из «эмбриональных блоков» (embryonic unit) общества, где от добровольности брака все дальше вверх распространяется понимание важности договорных институтов общества, что накладывает на семью некие дополнительные «обязательства» перед обществом (15).

Заключение

            Существование семьи сегодня проявляется в  многообразии жизненных укладов. Не будем критически оценивать как защиту традиционной семейной морали, так и многообразие форм семьи. С определенностью дать прогноз развития семейных отношений невозможно, и очевидно, что также невозможно решить проблемы семьи, глядя в прошлое. «Мы должны попробовать примирить высоко ценимые нами в личной жизни индивидуальные свободы с необходимостью образования стабильных и длительных отношений с другими людьми», - пишет Энтони Гидденс (16). Известный социолог подчеркивает важную мысль о том, что в индивидуализированном и фрагментированном социуме остро встает вопрос о возможности формирования устойчивой человеческой общности, тех принципов, на которых она может быть организована и тех ценностей, которые могут быть положены в основу взаимодействия отдельных людей и человеческих сообществ.

Данный  процесс может пройти через эксперимент и появление далеких от традиционных форм стереотипов семейного поведения. Это можно расценивать как специфический «вклад» семьи, подверженной влиянию эволюции социальной и политической систем в направлении обеспечения все большей свободы самовыражения личности и возможностей альтернативного поведения как необходимого условия развития индивида. Они рассматриваются сегодня среди важнейших предпосылок будущего общественного развития.

С разрушением традиционных элементов большое значение приобретает способность семьи к саморегуляции своей жизни и конструктивных усилий каждого в условиях, когда индивидуальность личности в семье не подавляется.

В современных исследованиях необходимо сфокусироваться на динамической природе семьи, концептуализировать ее как подвижную и изменяющуюся часть общества, отойдя от традиционного понимания ее статуса исключительно как основополагающей и устойчивой социальной структуры. Точка отсчета - усиление акцента на формах активности и разделенных ценностях людей, четкое отражение траектории движения индивида в социокультурном пространстве.

Для понимания данной траектории необходимо  ясное  понимание соотношения неразрывных тенденций развития современного мегасоциума, связанных, с одной стороны, с универсализацией человеческой жизни, а с другой стороны, с ее партикуляризацией. Перенесение внимания исследователей на повседневную жизнь семьи, оценка основополагающего элемента свободы - степени, в которой люди в повседневной жизни обладают реальной возможностью выбора, является плодотворным походом, дающим новые версии семейного устроения и свободы выбора индивида в нем в условиях глокальной реорганизации социального пространства.

Литература

 

Тоффлер Э. Шок будущего. М.,2002, с.264.
См.: Bahira Sherif Trask Globalization and Families. Accelerated Systemic Social Change Springer Science & Business Media, 2009.
См. подробнее о глокализации и культурных ценностях: Богатырева Т.Г. Государство и культура в условиях глобально-локальной динамики //Вестник московского университета. Сер. 18. Социология и политология. 2002.№3.
См.: Robertson R. Social Theory and Global Culture. London.,1992.
Амбарцумян К.Р. Семейная повседневность как часть предметного поля новой локальной истории. Источник http://www.newlocalhistory.com/
Александр Согомонов: Глокальность. Очерк социологии пространственного воображения. Источник: http://www.globalculture.ru/glokalizacija/aleksandr-sogomonov-glokalnost-2.html
См. об этом: Смирнов С.А. Откуда и куда? Путь в структурах повседневности// Человек. 2004. N 6, с.23-34.
Антипов А.С. Глобализация как проект конструирования повседневности // Фундаментальные исследования . 2013. №4-5. Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/globalizatsiya-kak-proekt-konstruirovaniya-povsednevnosti
См.: Зарубина Н.Н. Повседневность в контексте социокультурных трансформаций российского общества// Общественные науки и современность. 2011.№4, с.61-62.
Панарин А.С. Глобальные деконструкции как новейшая стадия нигилизма // Панарин А.С. Русская культура перед вызовом постмодернизма. М., 2005, с.170.
Дилигенский Г. Г., Римашевская Н. М. Глобализация, население человек // Труды Фонда Горбачева. Т.7: Проблемы глобализации. Материалы международного исследовательского проекта. М., 2001, с. 202.
См.: WVS Database http://www.worldvaluessurvey.org/wvs.jsp
См.: Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества http://www.sociology.mephi.ru/
Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития М., 2011, с.20.
Welzel K. Freedom Rising. Human Empowerment and the Quest for Emancipation. Cambridge University Press, 2014.
Гидденс Э. Социология / при участии К.Бредсолл.: Пер. с англ. Изд.2-е. М., 2005, с. 175.

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован