24 января 2007
2384

Сергей Маркедонов. Азербайджанский прокол Кремля

Попытки Москвы оказывать грубое давление на Баку в энергетическом и политическом плане может привести к тому, что центр тяжести "азербайджанских качелей" окончательно переместится в сторону Запада.

На фоне последнего российско-белорусского энергетического конфликта обостряющиеся в последнее время политические и социально-экономические противоречия между РФ и Азербайджаном остались в тени. Между тем еще в канун Нового года в отношениях между Баку и Москвой обозначился целый комплекс проблем, которые в будущем могут существенно ослабить российские позиции на Южном Кавказе. Тем паче, что достижение взаимоприемлемого уровня двусторонних отношений до сих пор рассматривалось как один из реальных успехов внешней политики Владимира Путина.

Именно Путин стал первым российским президентом, посетившим Азербайджан с официальным визитом, и решившийся посетить главный мемориал республики - "Аллею шехидов" в Баку. В 2003 и в 2005 гг. именно Москва в отличие от Вашингтона и Брюсселя безоговорочно признала легитимность президентских и парламентских выборов в Азербайджане. Все помнят, как исполнительный секретарь СНГ Владимир Рушайло заявил, что парламентские выборы в республике состоялись еще до того, как соответствующее заявление озвучил азербайджанский Центризбирком. Кремль всячески стремился подчеркнуть, что именно Азербайджан остановил волну "оранжевых революций" на постсоветском пространстве. В течение всего 2006 г. Москва не раз заявляла об отношениях с Азербайджаном, как о своем внешнеполитическом приоритете.

Однако именно приверженность к "легитимистской" политике на постсоветском пространстве в очередной раз подвела Москву. Кремль посчитал, что неприятие революционного оранжизма для Азербайджана окажется выше его национальных интересов. Резкое охлаждение российско-азербайджанских отношений в конце 2006 г. началось формально по внешним причинам. Сначала Москва обратилась к Баку с дружеской просьбой не поставлять газ Грузии. После того, как в Баку не захотели образовать антигрузинский газовый альянс, "Газпром" увеличил цену на газ не только для Грузии, но и для Азербайджана. Вместо прежних 110 долларов США за тысячу кубометров Баку должен был платить 235 долларов. В свою очередь Ильхам Алиев заявил, что такая цена "диссонирует с духом и сущностью российско-азербайджанских отношений". Более того, Алиев-младший не исключил, что в "нефтегазовых отношениях между Москвой и Баку существует политический подтекст". Как результат, азербайджанские власти и руководство "Газпрома" не подписали соглашение о поставке в Азербайджан российского газа в 2007 г. И снова пример "монетизированной" внешней политики. По справедливому замечанию журналиста Вадима Дубнова, "Газпром", "прежде всего, стремится получить прибыль. В погоне за ней он готов испортить политические отношения между официальной Москвой и ее партнером по СНГ".

Политический "подтекст" сразу же сказался на развитии двусторонних отношений. Азербайджан принял решение о прекращении с 1 января 2007 г. транспортировки нефти по маршруту Баку - Новороссийск. Одновременно было подписано соглашение с Грузией о поставках газа по $120 за 1 тыс. кубометров, т.е. цене, значительно более низкой, чем предлагала Россия. Но этом энергетикой конфликт не ограничился. В конце декабря 2006 г. азербайджанские власти заявили, что в республике будет прекращено вещание российских телеканалов - ОРТ и РТР. В Баку прекрасно понимают, что в случае эскалации конфликта два самых мощных российских медиийных ресурса станут информационным оружием, нацеленным не только против внешнеполитического курса Азербайджана, но и против внутренней политики Ильхама Алиева. Такого подарка собственным оппозиционерам азербайджанские власти делать не захотели. А потому была придумана официальная версия - стремление стимулировать национальное телевещание. Вскоре после этого решения на Day.Az появилось интервью депутата Милли Меджлиса Азербайджана, главы русской общины республики Михаила Забелина, в котором тот посетовал на то, что русские в Азербайджане в отличие от азербайджанцев в России плохо владеют государственным языком.

Впрочем, на сегодняшний день многие жесткие решения Азербайджана пока не выполняются (по тому же ТВ-вещанию, например). Более того, Азербайджан согласился с повышением цены на импортируемую российскую электроэнергию. Однако "потенциальные" неприятные для Москвы шаги Баку, выражаясь языком шахмат, попросту "отложены". Их реализуют в том случае, если напряжение между двумя странами будет разрастаться. В любом случае "медовый месяц" во взаимоотношениях Баку и Москвы, похоже, завершился. Азербайджан, несмотря на свою заинтересованность в России (а кто еще с такой готовностью поддержит авторитарные начинания официальной власти?), не готов выступать в роли послушного вассала Кремля. Между тем разрастание российско-азербайджанского конфликта по своим стратегическим последствиям гораздо более опасно для РФ, чем возможное бегство Беларуси на Запад.

"Вестернизация" Беларуси - это процесс объективный и неизбежный. Как говорится, от географии никуда не денешься. Любой преемник Александра Лукашенко, не связанный с Москвой сотнями и тысячами личных обязательств (вот они изъяны неформальной внешней политики), будет гораздо более прозападным, нежели "батька". Схожую ситуацию мы наблюдаем и в Армении, в которой любой преемник Роберта Кочаряна неизбежно начнет проводить диверсифицированную внешнюю политику хотя бы потому, что у него не будет столь мощной "привязки" к Москве. Но Азербайджан - это не Беларусь. Это закавказское государство, проблемы которого имеют самое непосредственное влияние на ситуацию на российском Северном Кавказе, самом нестабильном регионе внутри России. В начале - середине 1990-х гг. серьезный разлад в российско-азербайджанских отношениях привел к тому, что Баку занял откровенно дружественную позицию по отношению к дудаевской и масхадовской Чечне. В то время в рядах чеченских сепаратистов воевало порядка 300 азербайджанских "волонтеров". В январе 1995 г. в Баку был открыт Культурный центр Чеченской республики. После 1994 г. в Азербайджане было зарегистрировано 4,7 тыс. чеченцев, многие из которых приезжали в Баку для поправки здоровья. По словам одного из деятелей чеченских сепаратистов (главы "внешней разведки" Ичкерии) Хож-Ахмеда Нухаева, "неоценимую помощь в размещении беженцев нам оказал Азербайджан". Летом 1999 г. президент самопровозглашенной Чечни Аслан Масхадов назначил своим полпредом в мусульманских странах Зелимхана Яндарбиева. При этом головной офис полпреда был открыт в Баку.

Лишь в 2000 - 2001 гг. России и Азербайджану удалось существенно изменить двусторонние отношения. Во-первых, сама чеченская община в Азербайджане стала проявлять, мягко говоря, недружественную политику по отношению к местным законам. Во-вторых, официальный Баку оценил все преимущества экономической помощи азербайджанской диаспоры России (самой крупной в мире) национальной экономике. В-третьих, России удалось несколько ослабить армянский крен в своей кавказской политике. Именно в 2001 г. состоялся визит Путина в Баку. Тогда же была проведена совместная операция российских и азербайджанских спецслужб по задержанию трех чеченских полевых командиров. С этого времени Азербайджан перестал быть одной из баз ичкерийцев. Более того, азербайджанские спецслужбы стали оказывать серьезную помощь России и в деле сдерживания "исламской угрозы", центр которой с начала 2000-х гг. постепенно переместился из Чечни в Дагестан (территорию российско-азербайджанского пограничья). Таким образом, нормальные отношения Москвы и Баку - один из важнейших факторов стабилизации российского Северного Кавказа.

Добавим сюда и весь комплекс проблем Каспийского моря, и "иранский вопрос", чтобы понять: Россия заинтересована в развитии конструктивных отношений с Азербайджаном, даже несмотря на стратегический характер российско-армянских связей. Диверсифицированная политика в Закавказье (стратегическое партнерство с Арменией и конструктивные отношения с Азербайджаном) могли бы позволить России играть ключевую роль в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Охлаждение отношений с любой из сторон конфликта (Арменией или Азербайджаном) существенно снижает миротворческий потенциал Москвы, повышая политические возможности Вашингтона. Тем паче, что США не ведут в отношении государств СНГ "монетизированную" внешнюю политику. А что касается политической активности, то нынешний американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию Мэтью Брайза мог бы получить своеобразный приз за самую высокую оперативность выдвижения новых мирных инициатив.

Серьезное охлаждение (и даже разрыв) российско-азербайджанских отношений чревато складыванием невыгодной геополитической конфигурации для России в Закавказье. Противоречия Москвы и Баку объективно работают на Тбилиси. Чем дальше будут отдаляться друг от друга Азербайджан и Россия, тем ближе будут позиции двух соседних закавказских республик. В этих условиях будут ослаблены позиции Армении, наиболее последовательного российского союзника. В случае укрепления азербайджано-грузинского альянса Армения попадет в еще более сильную изоляцию. Следовательно, и российские позиции в регионе станут еще слабее, поскольку у Еревана просто не будет иного выхода кроме обращения к Западу с просьбой о "справедливом" разрешении конфликта. Таким образом, сама Москва без всякой помощи извне сегодня работает на укрепление позиций США, Евросоюза, Турции и других, столь нелюбимых в Кремле "внешних сил". Как в Закавказье, так и в СНГ в целом.


Январь 24, 2007
http://www.prognosis.ru/news/geopolitic/2007/1/24/putin_gazprom_azerbaidzhan_aliev_baku.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован