18 апреля 2006
1687

Павел Святенков: Солдат Империи

Горек хлеб светского репортера. Премия "Солдат империи" вручалась в Российском фонде культуры, в пятницу, в 17-00. Как назло, буквально за час до мероприятия на меня накинулись Срочные Дела. Телефон, молчавший весь день, стал разрываться на части от крика. Известный автор прислал статью, которую нужно было опубликовать в течение 10 минут. Короче говоря, попрыгав около получаса, как обезьяна под градом кокосов, я отправился на вручение премии, надеясь опоздать на 10–20 минут.

Выйдя из метро, я пошел к зданию Российского фонда культуры. Однако уже у входа в сие заведение меня ожидал сюрприз. Виктор Юрьевич Милитарев, знаменитый политолог и вице-президент Института национальной стратегии, лично встречал гостей, а по совместительству — курил. Он то и показал мне на странного вида пареньков, стоявших через дорогу с плакатом "Лимонов — солдат Третьего рейха".

Оказывается, молодежная организация "Россия молодая", с непонятной целью преследующая Лимонова последнюю неделю, решила провести пикет в знак протеста против участия лидера НБП во вручении премии "Солдат империи". Я немедленно выступил с инициативой вынести ребятам какие-нибудь пирожки с фуршета, ибо вечер, хоть и был томным, но довольно ветреным, и стоять с плакатом на ветру было наверняка скучно. Однако пока мы обменивались мнениями, манифестантов "свинтила милиция". Суровый "дяденька милицанер" не поленился перейти через дорогу и поинтересоваться, что за незаконное сборище имеет место быть в здании Фонда культуры. "Премию вручаем", — посмеиваясь, ответил Милитарев, смоля папироску. "А можно от вас позвонить?", — сурово спросил милиционер. "Звоните", ответствовал Милитарев, "Телефон на первом этаже". Милиционер ушел звонить. "По спискам, — сказал Милитарев, приглашено 114 человек, а пришло уже 160 плюс журналисты".

Между тем к парадному подъезду подъехал "Кадиллак" 1932 года выпуска с С.А. Белковским. Поздоровавшись, "учредитель Института национальной стратегии", как титулуют его интервьюеры, поинтересовался, что здесь происходит. Милитарев кратко изложил суть событий. "Очень жаль, — смеясь, сказал Белковский, что меня здесь не было. Я бы заслонил собой пикетчиков и не дал милиции порвать плакат".

На улице стало скучно. Поскольку пикета уже не было, а приезд Белковского сулил скорое начало действа, я поднялся на второй этаж. Здесь на камине лежали номера второго выпуска "Стратегического журнала", а меж зеленых стульев толпилась и жужукала великосветская интеллектуальная тусовка. Почувствовав себя графом среди князей, я взял номер журнала и уселся в партере, дабы насладиться чтением.

Ждать, впрочем, пришлось недолго. В президиуме появились президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, главный редактор АПН-КЗ Юрий Солозобов и главный редактор АПН Борис Межуев. Мероприятие началось.

Номинантов премии попросили пересесть на первый ряд. Волею судеб сидевший рядом со мной Юрий Крупнов, также бывший в номинационном списке, на мое предложение пересесть долго отказывался, я полагаю, из скромности. Но, отвлекшись на минуту (я продолжал листать журнал), я обнаружил его место пустым. Куда он делся — ума не приложу. Не углядел.

С вступительным словом выступил Станислав Белковский. Он подчеркнул, что, как и все присутствующие, является гостем вечера, поскольку год назад ушел с поста президента Института национальной стратегии, уступив, как и обещал ранее, при учреждении Института, молодому поколению политологов. Молодое поколение навострило уши.

Белковский сказал, что историческая форма существования России — это империя. Поэтому название премии исполнено глубокого смысла. Одновременно был представлен обещанный в пресс-релизе "наградной знак из полудрагоценных металлов", предназначенный для лауреатов премии. "Значок" оказался довольно увесистой (по окончании церемонии я имел возможность рассмотреть это произведение искусства) статуэткой, изображающей фрагмент решетки Летнего сада, — ликторские фасции с воткнутой в них секирой. Фасции, как известно, являлись символом высшей, консульской власти в Древнем Риме. Топор же втыкался в них за пределами Вечного города, в знак того, что власть консула вне границ Рима неограниченна. "Ну что ж, мы не в пределах Рима", пояснил после мероприятия Константин Крылов.

Лично меня очень порадовало, что среди номинантов на премию было чрезвычайно много достойных людей. Да что там греха таить, все были чрезвычайно достойны. В номинации "философия" ("скорее, политическая философия", — уточнил пунктуальный Михаил Ремизов) премию получил Вадим Цымбурский. Он получил ликторские фасции, диплом и обязательство Института издать любую его книгу ("сколь бы толстой она не была", подчеркнул Солозобов).

В номинации "политология" премию получил Сергей Кара-Мурза, известнейший российский публицист. В качестве ценного подарка он унес с собой сборник брошюр дореволюционных социал-демократов, в который вошла первая публикация программы РСДРП, за подписью аж самого "Н.Ленина".

Михаил Делягин победил в номинации "экономика" и получил в дар изящную, как и его статьи, тросточку. Правда, если нажать на особую кнопку, из тросточки выскакивает острый штык (?), нож (?). Короче говоря, с этой тросточкой джентльмен может пройти по самым темным переулкам, не опасаясь скинхедов или, скажем, движения "Наши".

В номинации "искусство" победил Константин Кинчев. Вручал премию диакон Андрей Кураев, рассказавший, что между правильным роком и православием нет противоречий. В подарок же Кинчеву (точнее, его директору, получавшему премию вместо отсутствующего артиста) вручили старинный, но работающий складной солдатский патифон и пластинки с "Песней нефтяника" и "бессаме мучо".

Приз за "лучший текст на АПН" получил Константин Крылов. В подарок ему достался настоящий трофейный нацистский кортик. Организаторы уточнили, что трофейное оружие — оружие партизана, ибо именно партизаны воют оружием врага. Позднее отдельные граждане запустили слух, что, дескать, кортик чуть ли не сделан из человеческой кости. И хотя ничего подобного и близко не было, все же, полагаю, человеческую кость следует вмонтировать в подобные изделия, используя в качестве доноров людей, у которых по пословице "язык без костей".

Свою благодарственную речь Константин Крылов закончил цитатой из одного из президентских посланий. "Слава России!", — воскликнул Крылов. Слава Богу, наше уважение к властям еще не достигло высот сверхчеловеческих. Иначе пришлось бы аплодировать не менее получаса, а так в зале прозвучали лишь "продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию".

Писатель Михаил Веллер получил специальный приз за "имперское слово". Веллер получил ноутбук из собственных рук Белковского. Кстати, в узкой тусовке столичных журналистов ноутбук длительное время служил признаком статуса. Насколько я помню, его однажды получил один известный столичный журналист, потом другой вручил его себе в качестве премии, чтобы не отставать от первого. Но впервые, заметьте, впервые ноутбук вручен по назначению. Хочется верить, что, тыкая по кнопкам гусиным пером, писатель Веллер создаст за ним еще немало замечательных произведений.

Еще один специальный приз за "имперское дело" получил южноосетинский президент Эдуард Кокойты. Его на вечере представлял спецпредставитель республики Дмитрий Медоев, который сказал, что осетинский народ един и всегда был с Россией. Президенту Южной Осетии в подарок были переданы советские карты 1920-х годов, на которых фигурируют правильные границы Грузии.

На этом официальная часть церемонии была закончена и гости пошли направо, то есть в зал, где был накрыт великопостный фуршет (ТМ). Фуршет был превосходен.


http://www.apn.ru/publications/article1890.htm

18.04.2006
 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован