13 сентября 2007
2291

Павел Святенков: День одураченного преемника

Произошедшая в минувшую среду отставка правительства Михаила Фрадкова и, главное, назначение на пост премьер-министра Виктора Зубкова по технике исполнения напоминала знаменитый День одураченных. Напомню, что этот эпизод из французской истории тоже касался кадровых рокировочек. Тогда королева-мать Мария Медичи добилась от Людовика XIII согласия на отставку первого министра Ришелье. По Парижу прошел слух, что всемогущий министр пал. Однако кардинал добился аудиенции у монарха и переубедил его. В итоге, все те, кто громко радовались отставке главы правительства, испытали на себе гнев премьера. Мария Медичи отправилась в изгнание.

Вероятно, тот же шок, что и французские одураченные, испытали одураченные русские в момент, когда было объявлено об отставке Михаила Фрадкова. Сверхдостоверные слухи из Администрации президента подтверждали — новым премьер-министром, преемником, и, возможно, лидером "Единой России" на предстоящих парламентских выборах станет Сергей Иванов. Накал слухов к утру 12 сентября стал столь невыносим, что отставка Фрадкова привела к лавине признаний в любви к Иванову. Всё экспертное сообщество, все политики стремились присягнуть новому властелину. Увы, прошел всего час, и Путин продемонстрировал, что не намерен выпускать "кормило" из рук. Виктор Зубков спутал все карты. Пережив шок в течение нескольких часов, политическая элита принялась заглаживать вину и усердно хвалить нового премьера.

Но почему же сработал именно этот вариант? Почему весь политический класс и несостоявшийся преемник оказались в числе одураченных? Чтобы понять это, сделаем небольшое теоретическое отступление.

В моей прошлой статье "Гарантии уходящему лидеру" говорилось, что для эффективной перехода власти от президента Путина к его преемнику необходимо "подписать" за президента какую-то крупную институциональную силу. Передача уходящему лидеру сверхресурсов, как-то вооруженных сил в личное пользование или "Газпрома" в собственность не решает задачи, поскольку преемник может всё отобрать. Необходимо "подписать" за президента максимально большое число людей, желательно, всю политическую элиту так, чтобы они потом не могли отказаться от своих обязательств перед ним. Однако для этого должен существовать институт, формальный (как компартия Китая) или неформальный ("масонская ложа"), в который должны входить представители элиты. Беда в том, писал я, что такого института нет. Например, "Единая Россия" не годится, как партия, существующая по милости Администрации президента. Других крупных институтов просто нет.

Однако отставка Фрадкова и назначение на его место Виктора Зубкова (мало кто сомневается, что он пройдёт формальную процедуру одобрения в Думе) показывает, что Путин нащупал, как подписать в свою пользу после отставки часть политической элиты.

В условиях нашей сверхпрезидентской республики президент не может рассчитывать на лояльность своего текущего окружения после отставки. Власть главы государства столь велика, что министры и высшие чины Администрации президента являются лишь царедворцами при дворе Его Величества. И как всякие царедворцы они склонны льстить царствующему "монарху". Но на следующий день после его ухода они повернутся к нему спиной — "король умер, да здравствует король". В условиях, когда за президентом не стоит никакой политической силы, откуда он мог бы черпать единомышленников, это создаёт серьезную политическую проблему. Действительно, где взять верные кадры?

Ответ прост — в "прошлой жизни". В отличие от монарха, "сверхпрезидент" не родился на троне. А значит, существуют люди, которые были знакомы с ним в годы далекой молодости или безвестной зрелости. Одноклассники, однокурсники, знакомые по даче. Те, с кем будущий глава государства бегал на каток, сидел за одной партой, пил пиво, ел шашлыки, бился на татами. Короче, друзья из прошлого. Лишенному команды лидеру естественно было бы опереться на этих людей, которые хорошо относились к нему лично в те годы, когда он не был у власти. Вот и вся простенькая механика подбора кадров. Действительно, сосед по парте, который "дал списать" 40 лет назад, уж, наверное, хорошо относится лично к вам, а не к занимаемому вами через десятилетия посту. Такой человек — золото, он верен, его дружба испытана. Есть основания доверять людям, которые бескорыстно не предали тебя когда-то, даже если "не предали" относится к школьной драке.

Сценарий "партийного преемника", подразумевавший избрание Сергея Иванова сначала премьер-министром, потом лидером "Единой России" и президентом страны был плох тем, что в нём не было Путина. Его разработчики как бы говорили: "Путин, подвинься". Подразумевалось, что Путин объявляет преемника, после чего становится "хромой уткой" и сходит со сцены. Ибо с момента официального выдвижения Иванова Путин превращался бы в машину по утверждению бумаг, а центр власти переместился бы в политтехнологическое подразделение Администрации, которое должно было бы обеспечить проведение трех процедур — съезда партии, победы оной на выборах в Госдуму, победы преемника на выборах президента. Путин при таком сценарии уходил в никуда, уходил без всяких гарантий со стороны сменщика. Вернее, гарантией было бы "доброе отношение". Увы, этого крайне мало в наш бурный век.

Похоже, Путин нащупал метод, который позволил бы ему сохранить влияние и после отставки, опираясь на сценарий "подписания" за себя политической элиты. Выдвижение Виктора Зубкова означает, что он сделал ставку на своих старых друзей (Зубков был замом Путина еще в бытность нынешнего президента председателем Комитета в питерской мэрии). Условный круг пресловутого дачного кооператива "Озеро" (создателем которого считают Зубкова) — это именно те люди, которые дружили с Путиным, когда он еще не был всемогущим властителем 1/7 части суши. Просто дружили. Он возвысил их, и они обязаны ему всем.

Однако, возразим, ведь если китаец Цзянь Цземинь, уходя на пенсию, сумел "подписать" за себя 70 млн. китайских коммунистов, то разве могут быть существенной опорой 10 человек, пусть высокопоставленных? Ну хорошо, пусть их несколько сотен, с друзьями-приятелями и чадами-домочадцами.

Так то оно так, но представим, что у власти утвердилась условная группа "Озеро" (разумеется, в нее должны включаться не только формальные члены кооператива, мы используем этот термин для обозначения всех старых друзей президента). Да, их несколько сотен, точнее, десятков. Но если передать людям из этого последнего кадрового резерва Путина под контроль крупнейшие госкорпорации, если сделать их руководителями силовых ведомств, а их ставленников — губернаторами и министрами, то неожиданно мы увидим стройную, хотя и хлипкую конструкцию.

Да, если Путин возвысит своих "старых друзей", они его не сдадут, будут за него "подписаны", хотя бы потому, что без него они ничто и ему обязаны всем. Другое дело, что узок круг этих людей. Да и к народу они не особо близки.

Однако, став главами "нанокорпораций", "Газпромов" и "Рособоронэкспортов", они не оставят Путина. Просто потому, что эта узенькая группа людей будет только и думать, как бы не слететь с волшебной горушки, на которую они с таким трудом забрались. Для сохранения власти им потребуется тяжелый и популярный бренд Путина, а значит, президент без власти и влияния не останется. Прочая элита поворчит, конечно, но на данном этапе устраивать бучу не будет. Если "озерские" не начнут тотального передела собственности (что вряд ли), наличие на верхах сплоченной группы "соседей по даче" ничуть не помешает нашему нефтяному режиму продолжать срывать цветы сырьевых удовольствий. А, значит, и бюджетные овцы будут целы и элитные волки — сыты. А преемник будет черпать кадры из того же дружеского круга и круг не выдаст Путина, а Запад — не съест.

Пожалуй, на данном этапе сделанное Путиным — и впрямь грамотный ход. Зубков — это улучшенная версия Фрадкова. Последний был всем хорош, но считался креатурой группировки Игоря Сечина. Меж тем Зубков — тесть министра обороны Сердюкова, хороший знакомый Бориса Грызлова (последний был главой его избирательного штаба в ходе выборов губернатора Ленинградской области), а Грызлов — как говорят, одноклассник директора ФСБ Патрушева. И это, скорее всего, лишь малая часть связей нового премьера в политической элите России. Короче, Зубков — это такой Фрадков, который может устроить всех. Кто-то поспешил назвать его техническим главой правительства. Честно говоря, верится с трудом. Премьер, у которого зять министр обороны, не может быть техническим по определению.

И, тем не менее, "озерские" — не китайские коммунисты. Хоть они и подписаны за Путина, их слишком мало. Чтобы удержать свои позиции на вершине власти, им придется очень быстро вертеться. Сегодня конъюнктура для них благоприятна, но завтра фортуна может отвернуться, и тогда власть подвергнется очередной перекройке. Например, всё еще пустует кресло главы Совбеза, оно может достаться и противнику нынешних победителей (если, конечно, Путин решит поиграть в традиционную игру в "сдержки и противовесы").

Пока же наблюдатели гадают о шансах Виктора Зубкова занять кресло главы государства, Сергей Иванов, которого до недавнего времени считали без пяти минут президентом, сменил этот громкий титул на должность и.о. первого вице-премьера. Поистине, для него среда, 12-е стала несчастливым днём, Днём одураченного преемника.


http://www.apn.ru/publications/article17822.htm

13.09.2007
 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован