Монография Татьяны Богатыревой: `Глобализация и императивы культурной политики современной России`

Т.Г. БОГАТЫРЕВА ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ИМПЕРАТИВЫ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Москва ТЕИС 2002 УДК 339.94 ББК65 Б 74 Рекомендовано к изданию кафедрой теории и практики культуры Российской академии государственной службы при Президенте РФ Рецензенты: доктор философских наук, профессор А.А. Оганов, доктор философских наук, профессор В.М. Межуев Богатырева Т.Г. Глобализация и императивы культурной политики современной России: Монография. М.: ТЕИС, 2002. - 179 с. Обсуждение национальной траектории культурного развития, проблем культурной политики России вынесено за традиционную систему координат и осуществлено с учетом факторов глобализации и локализации. Концептуальные подходы к динамике глобально-локальных социокультурных про- цессов, являющиеся приоритетными при выстраивании современной культурной политики, представлены в ракурсе укрепления культурного разнообразия, диалога культур, полноты реализации гуманитарного потенциала культурно-информационных взаимодействий, а так- же появления новых форм и модальностей активности национального государства в области культуры в условиях увеличивающейся сложности регуляции социокультурных процессов во все более взаимозависимом мире. Проанализированы качественные изменения в современной российской культурной политике, обоснованы ее целесообразные меры и конструктивные практические решения, которые могут стать важнейшей предпосылкой устойчивого развития российского общества и способствовать его вхождению в глобальное социокультурное пространство на правах партнера, обладающего мощным культурным и духовно-нравственным потенциалом, спо- собным внести вклад в достижение стабильности глобальной социокультурной ситуации. Для специалистов социально-гуманитарного профиля, практиков сферы культуры, всех интересующихся тем, как значительно преобразившийся на рубеже тысячелетий ланд- шафт развития влияет на постановку и решение вопросов культурной политики России. ISBN 5-7218-0452-1 © Богатырева Т.Г., 2002 ВСТУПЛЕНИЕ Актуальность разработки проблем культурной политики значитель- но повышается в наши дни с осмыслением ее роли в устойчивом развитии современного социума. За счет потенциала культуры и успешной коорди- нации социокультурной деятельности в обществе может быть достигнута стабильность и преемственность, а также высокодинамичность и надеж- ность системы управления социальными процессами, что приобретает осо- бое значение в кризисном обществе, лишенном предсказуемости своего воспроизводства. Развитие сегодня предстает в более сложном виде, чем раньше. Уче- ные и практики отмечают изменение к рубежу тысячелетий "ландшафта" развития, делают вывод об усилившейся роли культуры в социальной жиз- ни. В теории постмодернизма культура претендует на доминирующее по- ложение среди других общественных сфер. В более взвешенной интерпре- тации культура предстает как важный компонент повседневного опыта по мере перехода от "общества дефицита", где экономическая необходимость определяет довольно узкие рамки поведения человека, к миру, "в котором человеческий фактор будет играть все более и более заметную роль по сравнению с внешней средой, открывая расширенный спектр возможно- стей для индивидуального выбора"1. Можно говорить даже не столько о видении созидательной роли культуры в развитии, а в целом о представле- нии самого развития в терминах культуры. Усиление роли культуры в об- щественной жизни актуализирует проблемы возможностей воздействия на социокультурную ситуацию, выработки инновационных компонентов и структур для реализации культурной политики. Среди аспектов развития специалистами выделяются два фактора, которые в ближайшее время решающим образом повлияют на его контуры, скажутся на определении подходов к реализации его стратегий, действую- щих силах и вероятных формах их взаимодействия - это глобализация и локализация2. Они отражают неразрывные тенденции развития современ- ного мегасоциума, связанные, с одной стороны, с универсализацией обще- ственной жизни, а с другой стороны, с ее партикуляризацией. Эти процес- сы невозможно рассматривать в отдельности, каждое из них усиливает другое. Создание национальной траектории социального развития, страте- гии социального переустройства продуктивно в том случае, если вынесено 1 Инглегарт Р. Модернизация и постмодернизация / Новая постиндустриальная волна на Западе. М., 1999. С. 269. 2 См.: На пороге XXI века: Доклад о мировом развитии 1999/2000 года. М., 2000. С. 160. 3 за традиционные систему координат и сформулировано в терминах этих процессов. На социокультурном уровне глобальные процессы, пронизывающие всю социальную активность, предлагают, не без сложных ловушек, новые перспективы, что обусловливает необходимость выработки соответствую- щих мер, актуальных практически для всех стран. Международное сооб- щество в целом приходит к выводу о том, что назрела необходимость сме- ны парадигм, учитывающих повышение роли культуры в формировании реалий будущего и путей выживания человечества. Это предполагает кон- центрацию внимания на: - "единстве многообразия" культурного развития и его принципах, в том числе принципах взаимосвязи устойчивого развития и расцвета куль- тур, взаимосвязи творчества в сфере культуры и человеческого прогресса, свободной циркуляции идей в письменной и аудиовизуальной форме, не- обходимой для развития творческого разнообразия; - диалоге культур, ростки которого пока еще слабы, как проблеме, небывалой по значимости и сложности, решение которой будет способст- вовать созданию нового мирового порядка, основанного на партнерстве цивилизаций и народов в решении ключевых проблем, определяющих бу- дущее человечества, его судьбу; - изменениях в культуре, вызванных современной технологической революцией, прежде всего тех, которые связаны с "реконструкцией" куль- турной идентичности в информационно-глобальном обществе, а также развитием информационно-коммуникативных процессов, интеграцией электронных средств коммуникации и повышением их интерактивного по- тенциала. Национальные государства как подсистемы единого мира, достиг- шие естественных пределов своей пространственной эволюции, включаясь в глобальный контекст, переживают своего рода фазовый переход, кото- рый кардинально меняет принципы организации внутренней экономиче- ской, политической, социокультурной жизни, предвосхищает с усилением влияния глобально-локальных процессов преобразование всех сложив- шихся внутри подсистемы структур общественного устройства. В отдельной стране активная поддержка собственной культуры и собственных ценностей, а также открытость обмену с другими культурами, нацеленная на выработку разделяемых ценностей и практик, являются важными условиями того, чтобы культурные процессы могли "работать" на создание стабильной социокультурной ситуации. В России, находящей- ся перед выбором стратегии цивилизационного развития, как никогда ост- ро стоит вопрос о его направлении, зависящем от национальных интере- 4 сов, имеющихся ресурсов и сложившихся внешних условий существова- ния страны. Очевидно, что эта стратегия должна быть долгосрочной, со- храняющей исторические перспективы России в новом тысячелетии. Продуманная и последовательно осуществляемая культурная поли- тика может внести значительный вклад в достижение новых параметров социокультурной системы России, от состояния которой решающим обра- зом зависят динамические перемены в российском обществе в целом и то, какое место страна займет на глобальной социокультурной карте. Пока Россия активно ищет свое место в еще не устоявшемся мировом балансе интересов и сил, ее культурная политика призвана способствовать созда- нию благоприятного образа страны в мире и ее авторитета, который всегда определялся не только политическим весом и экономическими ресурсами страны, но и богатством ее культурного достояния. Реальная ситуация в России, как и в других странах, которые всту- пили на путь преобразований, свидетельствует о том, что процессы в пере- ходном обществе идут не совсем так, как задумывалось поначалу. Уже се- годня становится ясным, что отнюдь не все трансформационные проблемы можно решить в результате достижения устойчивого экономического рос- та, без учета воздействия подчас скрытых цивилизационных и социокуль- турных факторов. Решение проблем консолидации общества, адаптации человека к бы- стро меняющейся жизни невозможно без целенаправленных усилий по формированию единого смыслового и ценностно-нормативного социо- культурного пространства, без активных усилий по интегрированию куль- турной политики в стратегии развития. В настоящее время происходит преодоление узкого понимания куль- туры как художественной культуры и достижения высоких искусств и формирование ее широкого понимания как комплекса определенных ду- ховных, материальных, интеллектуальных и эмоциональных черт, которые характеризуют данное общество или социальную группу и проявляются в языке, литературе, изящных искусствах, технологиях, образцах поведения и др. В самой культуре сегодня также происходят сложные изменения: ее динамическое самодвижение проявляется в возникновении новых струк- тур, процессов, форм культурной жизни, меняются ракурсы рассмотрения привычных явлений. С новыми технологиями культура активно приобре- тает иной облик и широкие возможности участия в общественной жизни, превращаясь в сложную, интенсивно развивающуюся сферу, овладение ко- торой связано отнюдь не только с расширением культурных горизонтов людей. По сути, развитие - это переход к новому культурному полю, взаи- модействующему со всеми сферами общественной жизни. 5 В силу этих причин концепция культурной политики требует пере- смотра, направленности ее мер на улучшение качества жизни людей, соци- альную интеграцию, упрочение социального согласия и подкрепление це- лей социальных проектов. При этом условии смогут быть успешнее реше- ны и внутренние проблемы сферы культуры, в том числе достигнуты удовлетворительные решения по проблемам обеспечения ее материальны- ми и человеческими ресурсами. Для того чтобы плодотворно воздействовать на социокультурную динамику в той или иной стране, ее культурная политика должна отвечать важнейшим глобально-локальным социокультурным тенденциям и зада- чам, адекватным масштабу и характеру общественных перемен. Требуется уточнение самих целей культурной политики, расширение ее базы, увязка культурной политики с политикой в других областях. Процессы социокультурной глобализации и локализации, как бы трудно они ни происходили и как бы остро не воспринимались в обществе, не могут быть отменены, и в ближайшее время усилятся, что потребует выверенных действий из-за усложнения управленческих задач. Актуализация глобально-локальной социокультурной проблематики в мире требует рассмотрения противоречий, порожденных новыми социо- культурными трендами, выработки культурной политикой направлений преодоления их негативных последствий, внимания к тем сферам, где свя- зи культуры и развития особенно очевидны, и реализации перспективных стратегий развития с учетом фактора культуры. 6 1. Динамика глобально-локальных социокультурных процессов как новая форма социокультурной динамики Глобализация сегодня становится явлением, под знаком которого будет происходить эволюция человечества в XXI в. Объективный процесс складывания мира как целого и его осознание проистекали разными спо- собами в разные времена. Сегодня же глобальная трансформация приоб- рела как никогда ярко выраженные проявления, и ее многие последствия непредсказуемы. Нельзя не согласиться с подходами тех исследователей, которые определяют глобализацию как ряд процессов, которые составля- ют единый мир, приводящих к взаимосвязи обществ во всех аспектах - политическом, экономическом, культурном, что изменяет само качество фундаментальных исторических процессов, формирует в них новые дви- жущие силы, новые механизмы и новые направления1. Феномен глобализации как наиболее важный фактор перемен в мире несет в себе многие очевидные преимущества благодаря научному и тех- нологическому прогрессу. Характеризующие конец века такие явления, как принципиально иные информационные технологии, широко открытый рынок предлагают новые перспективы и обусловливают появление новых форм развития. Глобализация может создавать благоприятные для взаи- мопонимания, солидарности и мира формы партнерства, обмена между индивидами, обществами, культурами и цивилизациями. Одновременно необходимо отметить, что контакты такого рода не всегда носят плодо- творный характер для всех сторон, участвующих в них. Эта проблема постоянно выносится на обсуждение в научном сооб- ществе и среди практиков. Важной чертой первого Всемирного доклада о культуре стало стремление разобраться, как в современную эпоху форми- рования "глобальной деревни" происходит сокращение не только реаль- ных физических расстояний между народами, но и "культурных дистан- ций", и какого рода асимметрии возникают при этом. "Спутниковые ком- муникации и телевидение транслируют новости, изображение и образы напрямую, без стародавних местных посредников - толкователей инфор- мации, поступавшей от иноземцев, и без культурных фильтров в виде вос- приятия нового. Значительная часть обмена информацией подкрепляется сегодня рекламой и маркетингом, и при этом распространяются изображе- ния, которые делают подоплеку коммерчески выгодной, - отмечается в Докладе. - Наряду с исчезновением местных языков утрачиваются неко- 1 См.: Штомпка П. Социология социальных изменений. Гл. 6. Глобализация человече- ского общества. М., 1996. 7 торые аспекты традиционного образа жизни; питание на западный лад в заведениях ускоренного самообслуживания приходит на смену местным обычаям трапезы. Фирменные мегамарки... как "Coca-Cola" и "Levis" вы- тесняют их местные эквиваленты. Североамериканская поп-музыка и формы развлечений "отбивают хлеб" у местных мастеров исполнитель- ского искусства, вынуждая их утрачивать или деформировать свое мастер- ство. Наряду со сближением вкусов в одежде, музыке, формах развлече- ния, распространение получают субкультуры, связанные с наркотиками, преступностью и коррупцией. Такого рода культурная ассимиляция явля- ется одним из определяющих аспектов современной глобализации"1. Разумеется, вопросы культурной глобализации в целом должны рас- сматриваться в контексте важнейшей идеи, которая состоит в том, видятся ли перспективы мира с ориентацией на диалог, взаимодействие и равно- правное сотрудничество культур или на культурное доминирование одной культуры, которое приводит к деструктивным процессам. Доминирование западной культуры или вестернизация как путь, по которому идет "золо- той миллиард", принесла значительные позитивные результаты, но она имеет и большие издержки, прежде всего связанные с тем, что она усугуб- ляет положение стран, отставших в своем развитии. В одном из последних Докладов о развитии человеческого потенциала о вестернизации говорит- ся как о факторе, который приводит "к росту различий между Севером и Югом, Западом и Востоком, к угрозе дивергентных тенденций, фрагмен- тации и сопротивлению, а в крайних вариантах к настоенному на идеях фундаментализма политическому экстремизму и терроризму"2. Моделью, на основе которой могут быть успешно решены глобаль- ные проблемы XXI века, может стать модель многополярного устройства мира. Важнейшей предпосылкой ее создания является диалог и взаимо- действие культур, основанные на уважении культурной самобытности и духовного наследия того или иного народа. Культурный диалог способен обеспечить процесс сохранения культурной идентичности и одновременно открывает возможности обогащения культур, выступает движущей силой их вхождения в новое глобальное пространство. Влияние глобализации, распространяясь на мир культуры, вызывает процесс формирования глобальной культуры. Результат серьезных изме- нений не замедлит сказаться на общем качестве цивилизации, на появле- нии новых культурных форм. При этом, желая того или нет, каждая куль- 1 Всемирный доклад по культуре. 1998 год. Культура, творчество и рынок. М., 2001. С. 39. 2 См.: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2000 г. М., 2001. С. 152. 8 тура постепенно оказывается под воздействием глобализационных про- цессов и не в силах преодолеть происходящее. В современном мире велика вероятность негативных явлений, вызы- вающих стереотипизацию культурных образцов и победу убивающей культуру унификации. Чтобы защитить себя от этого, каждая страна выби- рает собственную модель поведения по отношению к глобализационным процессам. Выбор лежит в широком спектре возможностей - от непротив- ления им и потери культурной самобытности до ее активного сохранения с использованием знаний о самих процессах глобализации и нахождения своих места и роли в глобальной системе, которые отвечали бы нацио- нальным интересам и содействовали решению общемировых проблем. Сбалансирование процесса взаимодействия культур видится многомерной задачей. При этом многие проблемы глобализации культуры нельзя отры- вать от технологической составляющей в развитии глобальных коммуни- кационных процессов, от возможностей свободной циркуляции культур- ных продуктов на глобальном рынке и доступа к ним. Например, в связи с проблемой "культура и торговля" возникает целый срез вопросов об ас- пектах их гармоничного сочетания в рамках функционирования индустрии культуры, о благоприятных условиях для развития творческого разнообра- зия и свободы выбора на пестром культурном рынке. Успех в решении та- кого рода проблем ведет к большему взаимопониманию наций и культур- ному многообразию. Многие вопросы, связанные с культурной глобализацией, пока ос- таются открытыми. Необходимость рассмотреть ряд взаимозависимых за- дач, связанных с формированием глобальной культуры, выявить важней- шие факторы социокультурной динамики, сочетаемые с формой глобали- зации, присущей рубежу веков и определяющие направления процессов саморазвития культуры, сформулировать новые классы вызовов, обращен- ных к культурной политике в условиях глобализации, пока не реализована. Более того, среди глобальных проблем современности исследование тех из них, которые отражают неэкономическое содержание хозяйственных и социальных процессов в становлении нового мирового порядка, по- прежнему остается на втором плане, они рассматриваются реже чем эко- номические или экологические. В то же время очевидно, что культурная глобализация отнюдь не носит инертный характер. При ее изучении необ- ходимо помнить, что роль культуры как глубинной основы взаимодейст- вия стран, народов, цивилизаций в новой мировой системе усиливается, а диалог культур приобретает важнейшее стратегическое значение. В том новом качественном состоянии общества, черты которого начинают про- являться в связи с тенденциями постиндустриализации, подходы, припод- 9 нимающие роль культурных факторов, в первую очередь способствуют тому, чтобы идея общественного развития могла быть "схвачена" в целом. Не исключено, что формирование глобальной культуры, сопровож- дающееся соответствующими институциональными процессами, будет в ближайшее время одним из наиболее показательных явлений глобализма. Культурную глобализацию необходимо рассматривать как обретение про- цессом деятельности людей в области культуры, поддержанного новыми информационно-коммуникационными технологиями, мирового масштаба и последствий этой деятельности: формирование глобальной культуры; появление акторов, обладающих глобальными интересами и способностью к соответствующей по своим масштабам деятельности; формирование ме- ждународных организаций (институтов) в сфере культуры. Современные процессы глобализации, развиваясь исторически, име- ли на разных стадиях различные проявления. Нынешний этап интенсивно- го развития глобализационных процессов начался во второй половине XX в. Его характеризуют не только конец холодной войны и распростра- нение ядерного оружия или появление значительного количества институ- тов и движений международного уровня, но и динамические процессы возрождения национальных культур, повышение интереса к вопросам на- циональной идентичности, столкновение общества вплотную с проблема- ми мультикультурализма и полиэтничности, принятие во внимание этни- ческих отличий в построении концепции личности. Именно в это время набирает силу процесс консолидации мировых медиа систем, давший наимощнейший импульс культурной глобализации. Новые информацион- ные технологии и их неуклонное совершенствование влекут за собой сложные последствия, в том числе с точки зрения соотношения глобаль- ных и локальных процессов, отмеченные осознанием взаимозависимости происходящего, глобальной диффузией идей, что проявляется в: - проникновении глобальных идей в локальную жизнь, - обретении локальными формами и идентичностями глобальной значимости, - обострении самосознания общества как реакции на глобализацию. Это позволяет исследователям говорить о глобальной институализа- ции мировой жизни и локализации глобализма. Воздействие процессов глобализации на социокультурную динамику не носит какого-то однонаправленного характера и происходит во взаимо- проникновении тенденций универсализма и партикуляризма. "С одной стороны, формируется глобальное социокультурное пространство, усили- вается взаимозависимость стран и цивилизаций в этой сфере, их взаимное влияние, взаимное проникновение и переплетение, особенно в связи с уси- 10 ливающимися процессами миграции. С другой стороны, развивается про- цесс цивилизационного самосознания, подчеркивания самобытности куль- тур, противостояния религий. Одновременно наблюдаются процессы ин- теграции и дезинтеграции, унификации и дифференциации. Для разных элементов социокультурной сферы они проявляются в разном соотноше- нии и с различной интенсивностью"1. Партикулярные проявления в глобальном обществе тесно связаны с реконструкцией индивидуальной и коллективной идентичности и решени- ем проблем взаимодействия в условиях плюралистичного общества от- дельных индивидов и социальных групп. В то время как общества "все бо- лее теряют всякое единство, обогащаясь разнообразием", и начинают до- минировать "идеи субъекта, творческая способность которого заменяет прежние принципы единства общественной жизни", происходит усложне- ние общественной жизни и расширение области общественных отношений и конфликтов2. Каждая из исторических форм глобализации имеет определенную конфигурацию. Сегодня ее характеризует уникальное пересечение гло- бальных влияний во всех сферах - она своеобразно объединяет тенденции политической, военной, экономической, миграционной, культурной и эко- логической систем. При этом нельзя не отметить растущее значение по сравнению с прежними военными, политическими и экономическими ас- пектами образцов глобализации миграционной, культурной, экологиче- ской. Для современной глобализации характерны также инновации в об- ласти транспортных связей, коммуникаций, чрезвычайная плотность ин- ститутов глобального управления и регулирования3. В качестве "агентов" современной культурной глобализации в науч- ной литературе наиболее часто рассматривают транспортные и коммуни- кационные корпорации, средства медиа, туризм, глобальные сети, а также транснациональные идеологии и дискурсы . Коммуникационная и транспортная революции облегчили глобали- зацию в каждой из сфер социальной активности и быстро распространя- ются с формирующимися во всем мире инфраструктурами, призванными обеспечивать движение людей, товаров, символов. 1 Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М., 2001. С. 281. 2 См.: Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. М., 1998. С. 57, 67. 3 См.: Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformations: Politics, Economics and Culture. Cambridge, 1999. P. 11-28. 4 См.: Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformations... P. 362. 11 Причудливость связей локализации и глобализации заслуживает об- суждения идей не только о принципиальной возможности влияния культур друг на друга, но и форм такого влияния, анализа ценностного возвыше- ния той или иной культуры, вопросов культурного суверенитета, и что се- годня самое главное - выявления культурных механизмов, стабилизирую- щих развитие. Прежние механизмы уже сегодня не могут преодолеть кри- зиса, и требуется осмысление человечеством самого себя на новом этапе истории и согласование действий в интересах выживания цивилизации. К сожалению, ограниченное понимание культуры и происходящих в мире социокультурных процессов порой упрощает обсуждение проблем культурной глобализации, сводя их прежде всего к проблемам культурной гегемонии. В то же время более сложные вопросы, в том числе о сущности глобальной культуры, о культурных факторах, оказывающих влияние на глобальное развитие, остаются малоисследованными, полученные же от- веты бывают весьма неоднозначными. Важные методологические подходы к культурной глобализации со- держатся в рассуждениях о соотношении национального и универсально- го, о том, возможна ли всемирная культура, принадлежащих И.Валлерстайну. Он утверждает, что сегодня не имеет смысла восприни- мать людей как живущих в культурно однородных группах, так как каж- дый индивид - место встречи большого числа культурных особенностей и является уникальным сочетанием культурных характеристик. История по- нимается известным социологом не такой, "как ее изображают сторонники тенденции к культурной гомогенизации", а отвечающей "скорее тенден- ции к культурной дифференциации, культурному усложнению, культур- ному разнообразию". Ставя вопрос о том, ведет ли такого рода центробежный процесс к культурной анархии, он отвечает на него отрицательно, подчеркивая, что всегда существовали гравитационные силы, сдерживающие и организую- щие центробежные тенденции. Наиболее мощной из таких гравитацион- ных сил в современной миросистеме он считает нацию-государство1. Ана- лизируя проблемы становления нации-государства и те культурные про- блемы, которые при этом возникали, исследователь выявляет парадок- сальную противоречивость деятельности государства. Он подчеркивает: "В двух параллельно развивающихся противоречиях - тенденция к едино- му миру против тенденции к отличающимся нациям-государствам, и тен- денция к единой нации против тенденции к различным этническим груп- 1 См.: Валлерстайн И.С. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб., 2001. С. 136-137. 12 пам внутри каждого государства - именно государства в обоих случаях имели первенство1". То есть государства одновременно выполняли две ро- ли, используя свою мощь, в первом случае для создания культурного раз- нообразия, а во втором - культурного единообразия. И.Валлерстайн скептически относится к возможности отыскать очищенную всемирную культуру, как впрочем и к тому, чтобы увидеть в партикуляристской культуре нечто большее, чем переходный феномен. Устраняя из дискуссии наивные концептуализации всемирной культуры, он связывает воссоздание партикуляристских культурных общностей - в искусствах, науках, образе жизни - со способом борьбы против свободы и равенства как культурных проявлений посткапиталистического общества2. Обсуждая, что же представляет из себя глобальная культура, иссле- дователи выдвигают самые различные предположения. Те исследователи, кто признает мощную силу культурной гомогенизации, рассматривают глобальную культуру как феномен, возникший на "верхушках" локальных культур, как порожденную средствами медиа космополитическую, ком- мерциализированную и однородную культуру, отделенную от культур ло- кальных. В таком случае глобальная культура видится состоящей из де- контекстуализированных фрагментов региональных, национальных и ло- кальных культур и функционирующей на нескольких уровнях в качестве: неиссякаемого источника стандартизированной продукции, обобщенных человеческих ценностей и интересов, единообразного дискурса смыслов, или же взаимозависимой системы коммуникаций, необходимой для дру- гих уровней и компонентов3. Другие рисуют картину глобальной культуры более тонко, как сво- его рода переключателя кодов между локальными различиями, не выделяя ее главенствующую роль над такого рода структурами. Среди различных подходов наиболее актуальным представляется не противопоставление новой глобальной и старых локальных культур, а восприятие их как двух аспектов одного и того же явления. В этом случае глобализация понимается как процесс, который происходит не на верхуш- ках старых социокультурных образований, а внутри них. Это позволяет рассмотреть глобализацию в ретроспекции, а не только как феномен по- следнего времени. 1 Валлерстайн И.С. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. С. 141. 2 Там же. С. 148-149. 3 См.: Buell F. National Culture and the New Global System. Baltimore London, 1994. P. 291-295. 13 Надо отметить, что на определенном этапе исторического развития культурные потоки развивались в основном внутри государств. Язык, обу- чение, идентичность рассматривались в рамках территориально ограни- ченных стран. Тем не менее культурная диффузия присутствовала в обще- ственном развитии всегда, отражаясь во множестве трансгосударственных явлений, в том числе обмене товарами, идеями, диффузии идеологий, нау- ки и пр. и являясь чаще всего результатом человеческих миграций, войн, торговли. В современную эпоху важнейший культурно-институциональный комплекс, - через коммуникации и культурное взаимодействие, - обеспе- чивали мировые религии и империи. Процесс построения империй часто рассматривался как распространяющаяся форма политической глобализа- ции, где культура играет значительную роль в их создании и поддержке, организации интеграционных процессов, соединяющих центр и перифе- рию. Культурная диффузия, создание культурной инфраструктуры, рас- пространение единого языка, организация обучения и разного рода ком- муникаций может быть частью стратегии управления империей, - колони- альная политика должна иметь сильное культурное и идеологическое из- мерение. Сегодня же культурная глобализация ассоциируется прежде все- го со следующим: новые глобальные инфраструктуры, генерирующие ог- ромные возможности для проникновения сквозь национальные границы; повышение интенсивности, объема и скорости культурных взаимодействий; доминация культурной индустрии; появление транснациональных корпора- ций в создании и владении инфраструктурами и организациями для изго- товления и распределения культурных товаров; изменение направлений культурных потоков по сравнению с теми, что были до второй мировой войны. В структурном отношении большое значение приобретают появле- ние мультинациональных корпораций, изменение культурной географии и увеличивающаяся плотность культурных связей, которые обеспечивают ключевые сектора масс-медиа и туризм1. Что касается будущего, то, види- мо, именно в этих областях лежит осмысление характера трансформацион- ных процессов, ведущих к росту культурного разнообразия. "Рисунок" глобальных информационно-культурных процессов не может не определяться неравномерностью мирового общественного раз- вития, которое в разных точках происходит с различной степенью интен- сивности. Как уже упоминалось, современная форма глобализации так или иначе связана с развитием западной культуры, содержит в себе ее харак- терные черты. Однако, чтобы избежать трудностей в понимании совре- 1 См.: Held D., McGrew A., Goldblatt D,, Perraton J. Global Transformations... P. 363-369. 14 менных мировых процессов и добиться всесторонности рассмотрения, не- обходимо различать процессы глобализации последнего времени и вес- тернизацию. Глобализация - не только результат западного проекта модерниза- ции. Современная глобальная система начинает строится как сложная ин- терактивная система, гетерогенная и гетерогенизирующая культурный по- рядок. В свое время П.Сорокин на основе социокультурного прогноза обосновал перемещение творческого лидерства человечества, локализо- ванного в течение столетий в Европе и европеизированной Америке. В значительной степени, - указывал П.Сорокин, - творческий центр исто- рии человечества "распространился на Восток и становится "планетар- ным" в смысле активности не только на Западе, но также и на Востоке. Впредь история человечества более будет представлена на сцене азиатско- африканско-евроамериканского театра. В дальнейшем, в великих "спек- таклях" истории будет не просто одна евро-американская "звезда", но не- сколько звезд Индии, Китая, Японии, России, арабских стран и других культур и народов"1. Сегодня сторонники циклизма, разделяющие представление об исто- рии как большом восточно-западном мегацикле, считают, что грядет его "восточная" фаза, которая реабилитирует опыт незападных цивилизаций. Согласно гипотезе А.С. Панарина, формационные сдвиги связаны с гетеро- генной западно-восточной структурой человечества, и каждый формацион- ный сдвиг означает смену доминанты: западной на восточную или восточ- ной на западную. Место России в альтернативном универсуме грядущего видится при этом следующим образом: "Циклы Российской истории - то же чередование западно-восточных фаз, только, в отличие от цивилизации Востока, это чередование является внутренней судьбой России, продуциру- ясь изнутри. Россия - хартленд, центральное место планеты, не только в геополитическом смысле, но и в историософском. Здесь находятся стяжки не только мирового западно-восточного пространства, но и формационного времени"2. Смена волны модернизации будет иметь сложные последствия, в том числе и для Запада, который вряд ли ее сможет легко воспринять, пото- му что она будет основана на других цивилизационных принципах3. Возвращаясь к вопросу о том, почему глобализация не может рас- сматриваться как господство какой-либо одной страны, отметим, что при 1 Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. М., 1997. С. 94. 2 Панарин А.С. Двуполушарная структура мира: смысл дихотомии Восток-Запад / Ло- кальные цивилизации в XXI веке: столкновение или партнерство? М., 1998. С. 100. 3 См.: Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 1998. С. 181. 15 обсуждении вопроса о тех "конфигурациях", которые может принимать глобальный мир, внимание ученых направлено в том числе на перспекти- вы активизации на мировой арене различных государств, которые могли бы быть вероятными "лидерами прогресса" всего мирового сообщества вопреки стремлению США сохранить "управляющую, директивную" функцию по отношениям к макротенденциям глобального развития1. При этом отмечается высокая нестабильность системы политических отноше- ний государств в мире, подвижность ее узловых элементов, которая может приводить к быстрому изменению ситуации2. Это еще раз говорит о том, что глобализация не может означать окончательный триумф той или иной страны. Обратим внимание на то, что существенную сторону глобализации, обусловливающую во многом ее характер и направления, составляет осоз- нание глобально-локальных процессов. Одним из его существенных ре- зультатов является выстраивание действующими в них силами своей иден- тичности. В проблеме национальной и региональной идентичности, как в капле воды, отражается обширная проблематика, связанная с целостно- стью культур, их противостоянием унификации, а также размежеванием национальных культур, прежде искусственно притянутых друг к другу. Разнородная совокупность культурных идентичностей по своей сути явля- ется одной из важнейших составляющих того фундамента, на котором по- строена мировая система. Мыслить глобально и действовать локально в современных условиях стало сложно: и отдельный человек, и общность людей существуют в раз- нообразных глобально-локальных контекстах. Многие различия, рожденные диадой глобальное-локальное, оста- ются "территориализованными", другие не привязаны к территории. Есть множество позиций идентичности, например, связанных с профессио- нальной культурой, на базе которой могут строится транснациональные отношения. Их формирование обусловлено разнообразными факторами, в том числе распространением новых технологий, например, коммуникаци- онных сетей. Важную роль играет появление в процессе формирования глобальной целостности большого количества людей - дипломатов, биз- несменов, журналистов, политиков, - образ жизни которых в определен- ной степени не привязан к локальной культуре. 1 См.: Хозин Г.С. Глобализация международных отношений: объективная тенденция или стратегия США // США-Канада. Экономика, политика, культура. 2000. N 1. 2 Мир как целое: проблемы исследования мировой политики (материалы "круглого стола" // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 1997. N 6.С. 24. 16 Такие предпосылки размывают многие привычные рамки и, будучи частью глубинных глобализационных процессов, закладывают основы для интенсивной гетерогенизации культурных форм. Это делает привычную глобальную карту наций-государств, фиксирующую национальные отли- чия и национальные отношения, неадекватной новой ситуации. Меняется и само понимание идентичности. Ключевой проблемой в мире, характеризуемом одновременно глоба- лизацией и фрагментацией, отмечает М.Кастельс, становится вопрос об объединении новых технологий и коллективной памяти, универсальной науки и общинной культуры в то время, как повсюду наблюдается проти- воположная тенденция увеличения дистанции между глобализацией и идентичностью, между сетью и "Я"1. Потеря идентичности грозит серьез- ными нарушениями общественной стабильности. В современном мире, считает М.Кастельс, поиск идентичности ста- новится фундаментальным источником социальных значений. Это не но- вый тренд, но сегодня идентичность - главный, если не единственный, ис- точник смыслов. "Люди все чаще организуют свои смыслы не вокруг того, что они делают, но на основе того, кем они являются, или своих представ- лений, кем они являются. Тем временем, с другой стороны, глобальные сети инструментального обмена селективно подключают или отключают индивидов, группы, районы, даже целые страны согласно их значимости для выполнения целей, обрабатываемых в сети, в непрерывном потоке стратегических решений. Отсюда следует фундаментальный раскол между абстрактным, универсальным инструментализмом и исторически укоре- ненными партикуляристскими идентичностями. Наши общества все более структурируются вокруг биполярной оппозиции между Сетью и Я"2. Действительно, глобальные процессы, с одной стороны, обладают объединяющей людей силой, а с другой стороны, разрывают существо- вавшие связи, влекут потерю самостоятельности в формировании индиви- дуальной идентичности. Поэтому сегодня становится особенно важно вы- страивать новые позиции идентичности, в контексте тех процессов, кото- рые идут на глобальном фоне. Существенно то, что культурная самобыт- ность редко теряется в открытых сообществах. Р.Боровски утверждает: "Конечно, такие потери то и дело случаются, но часто происходит и пол- ноценное преобразование и переутверждение ценностей и самобытности. Можно даже сделать вывод, что сама констатация обществом утери цен- ностей является одной из движущих сил творческого процесса преобразо- 1 См.; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000. С. 44. 2 Там же. С. 27. 17 вания-переутверждения, мобилизующим призывом к действию. Америка- нец за рулем шведского "вольво" не становится шведом так же, как и шве- ды, носящие майки с изображением Майкла Джордана, не становятся аме- риканцами, но взаимодействие группы с другими группами отражается на ней самой, чем каждая из них поощряется к творческому очищению, вос- созданию и утверждению своей культурной самобытности... культурная самобытность укрепляется через взаимодействие с другими коллективами, выдвигая к каждому обществу требование видеть себя в перспективе дру- гих обществ и воспринимать эту перспективу через призму своего созна- ния в процессе непрерывного анализа"1. Механизмы взаимодействия локального и глобального в сфере лич- ностной идентификации достаточно сложны. Универсальное и частное не отделено друг от друга непроницаемыми барьерами. Более того, к "гло- бальному" человек не может прийти иначе, чем через свою собственную культуру, через свою ограниченную локальным измерением идентичность, подвергающуюся реконструкции в результате сложных межцивилизаци- онных и межнациональных взаимодействий. Механизмом достижения та- кого глобального измерения является ничто иное, как диалог культур. Культурная идентичность, с одной стороны, базируется на историче- ских формах, с другой стороны, определяется внутренним динамизмом развития человеческих общностей, их контактами с другими культурами, а также с существующим внутри их видением будущего. Защита культурной идентичности не связана с возвратом в прошлое локальных культур и предполагает возможность обновления социума без ее утраты. Главное, чтобы стремление к сохранению национальной и культурной идентично- сти не оборачивалось тенденциями общества к закрытости, защитой от- сталости или национальным эгоизмом. Особенно сложный характер проблемы идентичности приобретают в условиях противоречивых модернизационных процессов, которые обост- ряют групповое, в первую очередь этническое сознание. Специалисты считают, что этнонациональный фактор грозит в ближайшее время засло- нить все другие проблемы общественного развития: социальные, эконо- мические, духовные проблемы будут проявлять себя преимущественно в национальной окраске. Сложность исследования этнических проблем связана с определен- ной "неуловимостью" этнического, а также особенностями восприятия тех различий, которые создают разнообразие. Определение принадлежности к этносу происходит прежде всего через социокультурные характеристики, которые усваиваются благодаря культурному наследованию. По сути 1 Всемирный доклад по культуре. 1998 г. С. 70. 18 культура выступает детерминирующим фактором этнической интеграции и обеспечивает ее стабильность. В научном плане культуру и этнос с определенных пор принято рас- сматривать в неразрывной связи друг с другом, видя в многообразии куль- туры многообразие этнических общностей. В позитивном плане в этно- культурной динамике, интенсивном взаимодействии этнических культур справедливо видится предпосылка культурного многообразия как необхо- димого фактора развития. Но при определенных условиях этнокультурная динамика вызывает неуправляемые и непредсказуемые процессы, этно- центризм отражает иррациональные мотивы групповой психологии, кото- рые могут обострить межнациональные и межэтнические противоречия вплоть до кровопролитных столкновений. Механизмы этнических конфликтов достаточно сложны и заложены прежде всего в самой социокультурной сути этнических отношений. В со- временных исследованиях этническая общность предстает как особая культура со специфической картиной мира, которая играет роль своеоб- разной призмы, преломляющей все события и явления в жизни человека. В этой картине мира изначально заложено постоянно присущее этниче- ским взаимоотношениям противопоставление "мы - они". Как культурная общность она осознает себя только в противопоставлении с другими. Именно в противостоянии другим этническая группа всегда укрепляла свое единство и часто нуждалась и нуждается сегодня в потенциальном противостоянии для поддержки процессов, обусловливающих формирова- ние этнической идентичности. Это не отрицает взаимодействия этниче- ских культур, а лишь подчеркивает его внутреннюю противоречивость. В процессе эволюции этносы будут претерпевать значительные из- менения, - очевидно, что традиционные культуры не могут сохраняться в неизменном виде, и происходит процесс их интенсивной адаптации к со- временным условиям. Различного рода аспекты модернизации обостряют внимание к роли традиции в поддержании этноса как социокультурной единицы. Именно благодаря традиции происходит отбор тех элементов, кото- рые могут придать обществу устойчивость, но одновременно возникает и определенная опасность, связанная с тем, чтобы происходящие процессы не обернулись унификацией и не стали контрпродуктивными. Не одна проблема возникает в связи с постановкой вопроса о сохранении и возро- ждении традиционных структур в условиях общественной модернизации и глобализационных процессов. В том числе, насколько традиционные воз- зрения, например экологические и духовно-нравственные традиционные императивы и т.п. могут способствовать достижению современного обще- 19 ственного состояния и могут ли они восторжествовать при формировании коллективной идентичности, не нуждаются ли они в вытеснении глобаль- ными представлениями о современности. Значительный интерес представляет собой также изучение роли тра- диции по отношению к инновациям. Благодаря действию механизма тра- диции не только структурируется опыт социокультурной идентификации, упорядочиваются взаимодействия с представителями других групп в стан- дартных ситуациях, но и происходит своего рода селекция инноваций - тех, что не оказывают разрушительного воздействия на этноспецифичные черты, интеграция же нового в культуру этнической группы предполагает наделение такого опыта с помощью механизма традиции культурно спе- цифичными чертами1. При этом возникает сложный вопрос, что происходит с разнообрази- ем в процессе развития, увеличивается ли оно или нет. Чтобы объяснить это, сошлемся на компетентное мнение одного из известных исследовате- лей проблемы А.П. Назаретяна, который подчеркивает: "В процессе гло- бализации социального бытия человечество не может позволить себе та- кую роскошь - сохранять в комплексе освещенные традицией ценности и нормы. Вы не сохраните оригинальную цельность, скажем, культуры апа- чей, лишив их возможности время от времени выходить на тропу войны. Жизнь заставляет тщательно отбирать ценные элементы, освобождая их из прежнего контекста (эмоционально болезненная и информационно обед- няющая операция!), включая их в новые мировоззренческие системы, на- целенные на то, чтобы объединять людей, не противополагая их друг дру- гу"2. Что же касается возможностей роста разнообразия, то объясняя, как это происходит, исследователь применяет закон о иерархических компен- сациях, выведенный Е.А. Седовым: "рост разнообразия на высших уров- нях обеспечивается ограничением разнообразия на предыдущих уровнях". Разнообразие укладов, способов и форм бытия может расти только в том случае, если все сообщества примут моральные "минимы", регламенти- рующие нормы отношений, разрешения противоречий, "минимы", кото- рые, возможно, и есть общечеловеческие ценности. Они, по сути, ограни- чивают разнообразие на определенном уровне, но одновременно служат механизмом роста духовного разнообразия3. 1 См.: Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994. С. 151. 2 Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры (Синерге- тика исторического процесса). М., 1996. С. 137. 3 Там же. С. 137-139. 20 Международное сообщество уже сегодня пытается разработать но- вую глобальную шкалу ценностей, которая была бы новой всеобщей эти- кой, способствовала укреплению связей между людьми в условиях проти- востояния процессов, с одной стороны, растущей однородности, с другой стороны, фрагментации, часто приводящей к возникновению чувства эт- нической исключительности. Что должно быть положено в ее основу, ак- тивно обсуждается, и вряд ли существует какая-либо система ценностей, которая устроила бы все мировое сообщество. Разработка политики в этой области должна быть направлена на сплачивание межэтнического общест- ва путем более эффективного учета реальностей и возможностей, предос- тавляемых культурным плюрализмом. Необходимы новые стратегии раз- вития человеческого потенциала, исходной позицией в которых станет признание многокультурных групп опорой демократической социальной интеграции, развитие ценностей гуманистического и культурного плюра- лизма. Речь идет о достижении как никогда ранее высокого уровня терпи- мости к этнокультурным различиям и формировании соответствующих ценностных установок. Универсальные ценности могут сформироваться только при откры- том кросс-культурном диалоге, в котором должны участвовать как прави- тельственные, так и неправительственные организации, ученые, интеллек- туалы. Необходимо не изобретение новых ценностей, а достижение кон- сенсуса вокруг тех из них, которые кажутся наиболее приемлемыми для всех. Важным является то, что универсальные ценности могут быть интер- претированы и применены в каждом конкретном обществе в соответствии с его моральными устоями1. Переход на иной уровень взаимодействия этнических общностей должен возникнуть как синергетический эффект от предпринимаемых людьми усилий в различных сферах. Существует два типа механизмов, ко- торые могли бы обеспечить этот стратегический процесс. С одной сторо- ны, - это политическое урегулирование этнокультурных конфликтов. Оно связано с видением нации как гражданского государства поликультурного состава, в котором запрещена дискриминация этнических групп и полити- ка направлена на предотвращение мобилизации этнокультурного фактора в корыстных целях, реализацию роли меньшинств в национальной жизни, эффективно защищаются культурные права человека, вырабатываются но- вые подходы к культурной политике, основанной на признании культур- ного своеобразия и культурной самобытности народов. Важное значение 1 См.: Bhikhu Paekh. Non-ethnocentric universalism / Human Rights in Global Politics / Ed- ited by Tim Dunne and Nicolas J. Wheeler. Cambridge, 1999. P. 128-159. 21 придается конкретным усилиям, связанным с разрешением реальных кон- фликтов, и технологиям их терапии. Использование механизмов другого рода связано со спецификой се- годняшнего дня, когда мир вступает в новую фазу своего развития: дости- жение высокого уровня инструментального интеллекта влечет за собой необходимость не упорядочивания насилия, ибо даже и "упорядоченное" насилие ведет к неконтролируемым последствиям. "Включающий в себя насилие (пусть и упорядоченное) социальный порядок может легко транс- формироваться в глобальный хаос. Новый виток развития вплотную под- вел человечество к задаче устранения насилия как такового... тест на раз- нообразие становится тестом на терпимость и уважение"1. В этих новых условиях задачи преодоления этнокультурных проти- востояний становятся многоаспектными, что обусловливает необходи- мость долговременного, постепенного и постоянного формирования но- вых мировоззренческих парадигм, новой логики межэтнических отноше- ний, учета огромного повышения роли человеческого сознания в сохране- нии устойчивости социальной системы. Болезненным противоречием здесь является то, что, с одной стороны, решение этих задач предполагает утверждение в структуре общественного сознания общечеловеческих цен- ностей, идей общегражданской идентичности, а с другой стороны, - осоз- нание отдельным человеком своей этнокультурной принадлежности. Это противоречие, возможно, разрешается не единственным путем. Не исклю- чен и такой вариант, что в свете рассмотренных выше современных про- цессов формирования идентичности этническая сфера станет личной сфе- рой человека, выходящей за рамки государственной политики. Возможность синергии в формировании новой мировоззренческой парадигмы первейшим образом связана с состоянием в обществе воспита- ния и обучения, функциями которых является осознание человеком своих корней и своего места в мире, понимание неповторимости своей культуры, что неразрывно связано с постижением других культур, иных культурных контекстов и ценностей, в которых живут люди. Это очень тонкий и дли- тельный процесс, который должен воздействовать на самые глубинные структуры сознания, разрушая стереотипы этнических предубеждений. Насколько тонка эта сфера, можно убедиться, например, опираясь на выводы одного из исследователей проблем социального контекста функ- ционирования языка Т.А. Ван Дейка, показывающего, что в бытовой жиз- ни "новые отдельно взятые (частные) этнические ситуации интерпретиру- ются как функциональные корреляты общих моделей, которые построены 1 Тагиров Э.Р., Тронова JT.C. Конфликты в обществе: от противостояния к согласию. Казань, 1996. С. 11-12. 22 и истолкованы на основании предшествующего опыта и под влиянием общих, стереотипных социальных установок. Для этнически предубеж- денно настроенных лиц новые этнические ситуации получат, как правило, негативную оценку из-за превалирующего "негативного" содержания об- щих моделей и установок"1. Исследователь делает вывод о том, что "нега- тивная" модель может воспроизводиться в стереотипных стандартах, в ча- стности, в сообщениях прессы, благодаря чему "обобщение частных мо- делей может "подтвердить" существующие этнические установки и управлять интерпретацией новых ситуаций"2. Повседневное речевое общение может стать каналом формирования этнических предубеждений, механизмом распространения "бытового шо- винизма", которому свойственны боязнь и неприятие всего непривычного, возникающие из-за несовпадения мнений и действий в конкретных ситуа- циях, в том числе и ситуациях речевого взаимодействия. Преодоление та- ких ситуаций возможно лишь в том случае, если человек может выйти за рамки повседневной жизни и увидеть мир по-иному, что в первую очередь требует кропотливой образовательной работы. До последнего времени в образовательном процессе превалирует подчеркивание самобытности истории и культуры того или иного народа. Важнейшей же гранью современного образования должно стать как при- знание существования различий, раскрытие сущности, так и достоинств поликультурного мира. Образование необходимо развивать как содействие культурному плюрализму - источнику человеческого богатства, как обмен информацией, касающейся других культур, историй и ценностей, как борьбу против расовых предрассудков. Образование должно способство- вать созданию нового гуманизма, важнейшей чертой которого является знание и уважение культур и духовных ценностей различных цивилиза- ций, что является необходимым противовесом глобализации, которую, как говорилось выше, сегодня уже невозможно рассматривать только в эконо- мических и технологических аспектах. Сплачивание межэтнического сообщества на основе культурного плюрализма сегодня видится в достижении определенного типа социо- культурной идентичности индивида. Каково ее наполнение? А.Флиер рас- сматривает этот вопрос через формирование культурной компетентности человека, видя здесь три подхода: донациональный, т.е. традиционалист- ский или этнографический, национальный, или сосредоточенный на абсо- лютизации этнокультурных и религиозных различий, и постнациональ- ный. Именно последний соответствует тенденциям развития человечества 1 Ван Дейк Т.А. Язык, познание, коммуникация: Сб. работ. М., 1989. С. 178. 2 Там же. С. 182. 23 и перспективам содружества наций. В его основе лежат такие принципы, как "неконфронтационная солидарность людей; объединение человечества вокруг общих ценностей перед лицом грозящей экологической (военной или технологической) катастрофы; отношение к этносам и социальным стратам как носителям локальных комплексов исторического социального опыта, очень различающихся, но принципиально не противоречащих друг другу...; доминирующая толерантность, плюрализм и релятивность во всех вопросах культурной формы (в отличие от системы культурных содержа- ний, в целом остающихся на просвещенческо-прогрессистских позициях) и эклектичная мультикультурность как принцип формообразования; "отме- на" национальности в качестве одного из "публичных" маркеров социаль- ной идентичности человека, "вытеснение" этого вопроса в область част- ной жизни индивида..."1. Нельзя не согласиться с мнением исследователя, что эти отнюдь не новые установки приобрели сегодня особую важность и возможность реализации в условиях развития коммуникативно- информационных технологий. Как впрочем и с тем, что применительно к России, находящейся в ситуации социокультурного кризиса, активного изменения социальной структуры общества, проблема формирования па- раметров общенациональной культурной компетентности имеет несколько виртуальный характер. Она будет постепенно решаться в процессе адапта- ции населения к современному социально-экономическому состоянию общества и корректироваться с учетом того, какое место Россия будет за- нимать в глобальном мироустройстве. Необходимо подчеркнуть, что если говорить об образовании, играю- щем первейшую роль в формировании социальной идентичности, то ценно- сти, терпимость не могут быть объектом преподавания в узком смысле сло- ва. Ценности обретают смысл, если свободно избираются личностью. Важна роль повседневной практики терпимости и понимания иной точки зрения. В этой практике важно не только постепенное открытие "другого", рождение сопереживания к его проблемам, которое невозможно без достаточной об- щекультурной подготовки, позволяющей человеку открыть прежде всего свое собственное "я". Важны постоянные контакты в условиях равенства и при наличии общих целей и проектов, которые воздействуют на формиро- вание способа идентификации отдельного человека. Динамика этнокультурных процессов во многом зависит от развития образовательной и культурной инфраструктуры, так как потребление культурных ценностей идет через различные каналы (СМК, библиотеки, музеи). Отсутствие такого рода каналов предопределяет невозможность 1 Флиер А. Культурная компетентность личности: между проблемами образования и национальной политики // Общественные науки и современность. 2000. N 2. С. 163. 24 культурного самоосуществления людей, реализации ими своих культур- ных прав. Отсюда следуют невозможность поддерживать культурное мно- гообразие, обеспечивать развитие и, как результат, возникают культурные предпосылки этнических конфликтов. Эрозия культурной самобытности становится часто результатом контроля за СМК отдельных субъектов, имеющих неограниченную власть в области культуры и политики, в част- ности над теми слоями населения, которые не имеют соответствующего образования и возможности оценивать и интерпретировать информацию. Процесс осознания этносом своего бытия и своей идентичности не- возможен без сохранения и обогащения этнических ценностей и культур- ного наследия. Без насыщенности культурно-символического пространст- ва этническими ценностями невозможны утверждение в структуре обще- ственного сознания уважения к культурным особенностям, знание и ува- жение культурного многообразия общества. Сохранение культурной само- бытности непосредственным образом связано с проблемой отношения к культурно-историческому наследию и его использованию. Последовательная культурная политика способна создать социо- культурные предпосылки для решения этнических вопросов, которые мог- ли бы смягчать те или иные решения, принимаемые в области националь- ной политики, создав естественные условия для самоорганизации куль- турно-самобытных форм, свободного культурного саморазвития народов, дифференцированного подхода к культуре этнических групп, развитию тех культурных компонентов, которые имеют самое существенное значе- ние для межэтнических взаимодействий. В одном из выступлений, посвященных вопросу диалога между ци- вилизациями, Кофи Аннан отметил, что когда разнообразие идентичности ставится под сомнение, отрицается какой-либо образ жизни, когда сущест- вует угроза фундаментальной свободе выбирать свой способ жизни, неиз- бежны конфликт и страдание, и сегодня люди как никогда понимают, что, какими бы разными они ни были, они полностью заслуживают уважения и достоинства, которые необходимы для единого человечества. Он подчерк- нул: "Мы осознаем, что являемся продуктами многих культур и воспоми- наний; что толерантность позволяет нам изучать другие культуры и учить- ся у них; что наша сила - в способности соединить близкое с чужим; и что те, кто воспринимают разнообразие как угрозу, лишают себя и свои обще- ства лучшего, что есть у человечества"1. 1 Выступление Генерального секретаря ООН Кофи Аннана по вопросу диалога между цивилизациями. Нью-Йорк, 9 ноября 2001 г. / 2001 год - Год диалога между цивилиза- циями под эгидой Организации Объединенных Наций. Опубликовано Информацион- ным центром ООН в Москве MQS/2002-001-январь 2002 (на основе DPI/2222-47113). 25 Современные концептуальные подходы к культурной глобализации основаны на том, что чем более мир превращается в единое целое, тем больше "множатся" культурные различия. При рассмотрении социокуль- турной глобализации проблема соотношения глобализации и культурного многообразия является наиболее важной. Разнообразие культур составляет необходимый запас общественной прочности, свидетельствует о противо- стоянии энтропийным процессам и существовании в обществе инноваци- онного потенциала, который в любой момент может быть востребован в процессе развития. Его стратегии требуют постоянно поддерживаемой культурной дифференциации и взаимовлияния культур. Восприятие мно- гообразия как угрозы и отрицание значения диалога культур всегда было одной из главных причин, порождающих войны и этнические чистки. Многообразие культур является также важнейшим фактором дина- мики социокультурных процессов. "Интеграционные тенденции в социо- культурной сфере в рамках локальных цивилизаций и всего мира отнюдь не означают движения к унылому однообразию всех интегрирующихся элементов формирующейся целостности, отмиранию наций, их особых культур и традиций. Напротив, чем богаче, разнообразнее, полноправнее целостность, тем она жизнеспособнее, энергичнее, способнее выдерживать крутые повороты и превратности судьбы. Дифференциал разностей фор- мирует энергию динамики; игнорирование особенностей, унификация ос- лабляет эту энергию" . О значении, которое придается культурному многообразию в мире, свидетельствует принятая в ноябре 2001 г. ООН Всеобщая декларация о культурном многообразии2. Важнейшим концептуальным моментом явля- ется то, что культурное многообразие провозглашается в ней как общее достояние человечества, подчеркивается неотделимость защиты культур- ного разнообразия от уважения достоинства человеческой личности, что ставит эту декларацию рядом с Всеобщей декларацией прав человека. За- логом культурного разнообразия представлена свобода выражения мне- ний, плюрализм средств информации, многоязычие, равный доступ к воз- можностям для художественного творчества, к научно-техническим зна- ниям, в том числе в цифровой форме, и обеспечение всем культурам дос- тупа к средствам выражения и распространения идей. Культурное разно- образие, подчеркивается в Декларации, расширяет возможности выбора, имеющегося у каждого человека, оно является одним из источников раз- вития, рассматриваемого не только в плане экономического роста, но и как 1 Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. С. 287. 2 См.: http://www.unesco.org/confgen/press_rel/021101_clt_diversity.shtml. 26 средства, обеспечивающего полноценную интеллектуальную, эмоцио- нальную, нравственную и духовную жизнь. В современных условиях важное значение приобретает выработка современных концептуальных подходов к культурному многообразию и мультикультурализму, понимаемому не только как этическая доктрина, но и, определенная программа, политика государств, стремящихся к форми- рованию открытого общества. В разработку подходов, преодолевающих традиционную эволюционистскую парадигму и вносящих изменения в ра- курс рассмотрения социокультурной динамики и ее проявлений, интер- претацию многообразия социокультурной жизни значительный вклад вно- сит постмодернизм с его представлениями о фрагментарности культурных динамических полей, признанием неоспоримости плюральности, множе- ственности принципов и ритмов самоорганизации культурной жизни1. По- ложительная программа постмодернизма направлена на утверждение раз- личия как основы бытия, его самостийности и свободы от тождества, а также весьма своеобразное понимание иерархии, которое следующим об- разом выражено Ж.Делезом: "самое малое становится равным самому большому, как только его не отделяют от того, на что оно способно"2. Плюралистическая модель, положенная в основание концепции культурного многообразия, позволяет рассматривать каждую культуру во всей ее уникальности, выстраивает приоритеты не вертикального, а гори- зонтального взаимодействия культур, ведет к подлинному межкультура- лизму. Отметим, что глубина и степень разнородности и децентрирован- ности мира, которые уже воспринимаются как норма, видятся тем не ме- нее по-разному. Не пытаясь как-то систематизировать подходы, только отметим, что если некоторые исследователи все еще пытаются выделять определенные доминанты или уровни в новой стадии глобального процес- са, то другие рассматривают ее не как одну из очередных ступеней исто- рического процесса развития, а вовсе как прорыв в новое хаотическое ка- чество, постмодерное, "постнациональное" состояние3. Разнообразие под- ходов ставит немало проблем для культурологии, методологическая база которой находится в стадии становления. Постулируя мир не как одну, а как множество систем, культурология, изучающая процессы глобальной социокультурной динамики, подчеркивает децентрализованный характер 1 См.: Аванесова Г.А. Динамика культуры / Культурология. XX век. Энциклопедия. Т. 1. СПб., 1998; Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994. С. 181. 2 Делез Ж. Различие и повторение. М., 1998. С. 56. 3 См.: Buell F. National Culture and the New Global System. Baltimore London, 1994. Глава "Postmodernism and Globalisaton". 27 миросистемности, признает гетерогенность и гибридность естественным состоянием культурной карты мира1. Влияя на само понимании мироцело- стности, она уже оказала важное воздействие на глобалистику в целом, ус- ложнила постановку ряда ее проблем. В русле современных культурологических исследований существен- ное место должно занять изучение различных ракурсов взаимодействия культур в условиях интенсивной динамики глобально-локальных процес- сов, в том числе их особенностей и принципов. Реализация модели разви- тия, в основу которого положен принцип культурного многообразия, воз- можна при соблюдении следующих основополагающих принципов взаи- модействия различных культур. Одним из важнейших элементов, на кото- ром может быть позитивно построена новая мировая система, является принцип равенства культур. Принцип равенства означает, что в культур- ном развитии не существует шкалы оценки культуры или иерархии куль- тур. Это также важно и с точки зрения реального равенства в отношениях культур. Подходя к любой культуре с позиций равенства, бережного от- ношения к ее уникальности, тем не менее нельзя не отметить большой за- висимости развития той или иной культуры от наличия необходимых ре- сурсов. Недостаток ресурсов вызывает опасность ее деформации во время интенсивных межкультурных взаимодействий. Равенство культур можно рассматривать как реализацию некоего универсального принципа, который может быть в широком значении сравнен с принципом суверенитета, - он не только служит основанием проведения государством своей политики, но и предполагает при необходимости защиту его прав. Принцип равенства культур способен обернуться несправедливо- стью, если нескорректирован правом компенсировать неравенство в усло- виях интенсивных общественных перемен. В случае негармонических взаимосвязей локального и глобального, мешающих процессам демокра- тического развития, должны быть предприняты меры, защищающие куль- турную идентичность. Глобализация часто вызывает сопротивление различных культур, а часто и гипертрофию специфических черт той или иной общности. Проти- водействующие национальные, этнические интересы закрывают возмож- ности развития. В этих условиях важнейшими принципами культурного взаимодействия становятся принципы единства и сотрудничества. Эти идеи могут быть реализованы не столько путем преодоления конфликтов и антагонизма, сколько созданием условий, которые позволили бы поднять- ся над ними, появлением новых форм взаимодействия. Культурное изме- 1 См.: Чешков М.А. Глобалистика: предмет, проблемы, перспективы // Общественные науки и современность. 1998. N 2. С. 132. 28 рение развития дает в этом направлении толчок к утверждению новых этических и моральных принципов глобализма, созданию устойчивой гло- бальной социокультурной ситуации. Н.Н. Моисеев отмечал, что о некото- рых универсалиях, об общей системе ценностей человечеству придется договорится, как бы это ни было трудно, чтобы иметь шанс дальнейшего развития. Это не является утопией, по сути это проявление глобального социального партнерства, логика которого будет определяться логикой разума, вторгающегося в стихию истории. Человечество становится "единством многообразия" во всех его ос- новных измерениях, к которым относится культура. Очевидно, что нацио- нальные планы действий не могут не предусматривать движения в этом направлении. Среди насущных задач - защита культурного и языкового разнообразия, отстаивание прав творческих деятелей, освоение новых ин- формационно-коммуникационных технологий, глобальных по своему влиянию, при одновременном сохранении культурного наследия, поддер- жание связей между культурным разнообразием и преимуществами меж- дународной торговли. В условиях, характеризующихся переходом человечества к глобаль- ному обществу, практика в области культуры и развития у отдельных стран должна складываться по-своему. В самой же широкой перспективе в основу разработки новых стратегий развития, учитывающих важность культуры, должны быть положены идеи, связанные: - с моделью плюралистического развития на основе культурного разнообразия, диалогом культур как способом существования культуры и человека в культуре, как средством осуществления развития на основе взаимопонимания, терпимости и сотрудничества; - с применением плюралистических подходов в целях поддержания инициативы и творчества - источника человеческого развития, а также но- вых форм творчества, способствующих созидательной деятельности в раз- личных сферах; - со свободным обменом информацией, доступом к современным коммуникациям, развитием новых технологий средств информации; - с обновлением стратегий в области образования, признанием на- сущной роли образования в деле передачи и обновления культуры; - с кардинальным пересмотром политики в области культуры, рас- ширением концепции политики в сфере культуры. Эти перспективы позволяют выверить ориентиры интеграции куль- туры и развития в конкретных сферах, направления деятельности в сфере 1 См.: Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. С. 15. 29 культуры, которые бы способствовали формированию человеческого по- тенциала. Открытость диалогу и культурному обмену в данном случае предстает как общая стратегия, в каждой же конкретной стране реализует- ся собственная логика этого процесса. В мировом сообществе культура рассматривается сегодня как важ- нейший ресурс развития. Чтобы оно было устойчивым, должны прини- маться во внимание динамические процессы в социокультурной сфере. Культура, образование, информация могут постепенно менять общество как синергетическую среду и управлять кризисными явлениями система- тическими малыми усилиями. Для этого социокультурные процессы должны стимулироваться и ускоряться, занять заметное место в нацио- нальных и международных программах. В социологической науке сегодня остро ставится вопрос об измене- нии старых принципов единства общественной жизни и постепенном формировании новых. Наблюдая, что общества "все более теряют единст- во, обогащаясь разнообразием", и тенденции разнообразия и дезинтегра- ции со временем усиливаются, исследователи выдвигают концепции о том, что единство жизни более не проистекает из идеи общества как тако- вой, а заключается в растущей способности человеческих обществ воздей- ствовать на самих себя, видится прежде всего как освобождение человече- ской способности к творчеству1. Совершенствование различных элементов культуры, сознательный переход к новым культурным моделям, в которых огромное значение при- дается альтернативности разного рода, диалогу, основанному на плюра- лизме и партнерстве, преодолению нетерпимости, пониманию культурно- го разнообразию, являются важнейшими аспектами "производства" обще- ством самого себя и важнейшими факторами его выживания. 2. Гуманитарный потенциал культурно-информационных взаимодействий Гуманитарный потенциал культурно-информационных взаимодейст- вий связан с осмысленной человеческой деятельностью, направляющей развитие информационного глобализма на служение общественным инте- ресам достижения социальных благ. Сегодня растет осознание того, на- сколько важно использовать новации культурно-информационного обмена с позиций сохранения творческой миссии человека и национально- культурных традиций в период вхождения в глобально-информационное общество, а также преимущества происходящих процессов и контроль над связанными с ними рисками. 1 Турен А. Возвращение человека действующего. С. 56-57. 30 Сам вопрос о том, как сделать инновации гуманитарно выдержан- ными, носит философский характер и заботит не только тех ученых, кото- рые занимаются проблемой сохранения гуманитарных функций информа- ционной революции. Так, В.Ильин и А.Ахиезер, соавторы книги о россий- ской цивилизации, решающие задачу проникновения в судьбу историче- ского применительно к России и ее назначению, справедливо подчерки- вают способность именно гуманитарно выдержанной созидательной про- граммы противостоять цивильно выхолощенным волюнтаризму, механи- цизму, прагматизму. Они следующим образом отвечают на поставленный выше вопрос: "...высокочувствительные сложные человеческие системы требуют адекватного, а именно: жизнью выношенного к себе отношения... Цивилизация рождена творчеством, но творчество, не ориентированное на жизнь, разрушает цивилизацию. Обостряется проблема ценностной сана- ции творчества. В общем поддержание цивильности, невпадение в дикость при возможном росте дезорганизации обеспечивается введением духо- подъемных идеалов, корректирующих творчество в соответствии с требо- ваниями жизни, ориентациями на высокое; внутренние мотивы, проекты деятельности исходно должны отличаться совершенством"1. Что касается значения идей человеческого измерения информацион- ного глобализма, осознанно-ответственного отношения к судьбам культу- ры и общества, соответствия деятельности средств массовой коммуника- ции задачам развития культурного многообразия, сохранения основ циви- лизованного сообщества, общечеловеческих идеалов и ценностей, то оно связано с мощными, масштабными переменами в конфигурации парамет- ров, определяющих информационные обмены в обществе. Как подсистема культуры средства массовой коммуникации стали определять самые важ- ные принципы функционирования культуры. В связи с появлением прин- ципиально новых типов коммуникационных структур и процессов совре- менная культура обретает новый облик и новые возможности влияния культурных сил на общественное развитие. В Окинавской Хартии глобального информационного общества под- черкивается, что одним из самых важных факторов, влияющих на форми- рование общества XXI в., являются информационно-коммуникационные технологии, революционное воздействие которых касается образа жизни людей, их образования и работы, а также взаимодействия правительства и гражданского общества. Суть стимулируемой этими технологиями эконо- мической и социальной трансформации заключается в их способности со- 1 Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская цивилизация: содержание, границы, возможно- сти. М., 2000. С. 11-12. 31 действовать людям и обществу в использовании знаний и идей, и поэтому необходимо, чтобы они "служили достижению взаимодополняющих целей обеспечения устойчивого экономического роста, повышения обществен- ного благосостояния, стимулирования социального согласия и полной реализации их потенциала в области укрепления демократии, транспа- рентного и ответственного укрепления международного мира и стабиль- ности. Достижение этих целей и решение возникающих проблем потребу- ют разработки эффективных национальных и международных стратегий"1. Окинавская Хартия глобального информационного общества подтвержда- ет приверженность принципу участия в этом процессе: "все люди повсе- местно, без исключения, должны иметь возможность пользоваться пре- имуществами глобального информационного общества. Устойчивость глобального информационного общества основывается на стимулирую- щих развитие человека демократических ценностях, таких как свободный обмен информацией и знаниями, взаимная терпимость и уважение к осо- бенностям других людей..."2. К сожалению, парадоксом современного мира стало то, что техниче- ские средства совершенствуются для распространения не только позитив- ного, но и разрушительного для культуры. При обсуждении культурных перспектив необходимо учитывать не только способность средств массо- вой информации дать новое видение мира и изменить судьбы культуры, но и то, что новая культура не возникает лишь в связи с совершенствованием коммуникационных систем, и одним из наиболее серьезных недостатков является игнорирование социокультурных критериев и последствий дея- тельности СМК. Связь культуры с развитием требует не только того, что- бы все люди располагали возможностями коммуникации и получения ин- формации, но и имели доброкачественную информацию, а сама деятель- ность СМК строилась на принципе баланса рыночной эффективности и социальной справедливости, соблюдения определенных моральных норм. Деятельность СМК приобретает важный ракурс в связи с объектив- ными интеграционными процессами в современном мире и той ролью, ко- торую информационные системы могут в них играть. СМК могут способ- ствовать укреплению культурного многообразия, развитию культурных традиций во всем их богатстве. Недопустимо, чтобы национально- культурные традиции народов в период вхождения в мировое сообщество, 1 Цит. по: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2000 г. С. 149. См. также: http://www.iis.ru/events/okinava/charter.ru.html. 2 Цит. по: Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2000 г. С. 149. 32 насыщенное средствами массовой информации, подвергались дискредита- ции. В то же время в интересах гуманизма и развития каждый народ дол- жен, преодолевая косные националистические традиции и предрассудки, и отстаивая свои права на суверенность, не терять из вида планетарные пер- спективы интегрирующейся человеческой цивилизации и образования "планетарного сообщества с благородными жизненными стандартами для каждого человека"1. В диалоге культур СМК играют важнейшую роль. Диалог культур предполагает укрепление взаимопонимания и взаимного уважения с помо- щью межкультурного взаимодействия, обеспечение более высокой степени уважения культурного разнообразия и культурного наследия, взаимное обо- гащение и развитие знаний, выявление и поощрение того, что объединяет народы, содействие более глубокому пониманию общих этических стандар- тов и универсальных человеческих ценностей, в целом содействие всеоб- щему участию, равноправию, равенству, справедливости и терпимости в отношениях между людьми, защиту прав человека и основных свобод. СМК могут способствовать диалогу культур за счет использования технических средств общения, включая аудиовизуальные средства, печат- ную продукцию, мультимедиа и Интернет, для распространения идей диа- лога и взаимопонимания между людьми и народами, а также освещения и пропаганды исторических примеров конструктивного взаимодействия ме- жду различными цивилизациями; создания равных возможностей для уча- стия в распространении информации в целях обеспечения объективного понимания всех культур и развития конструктивного сотрудничества меж- ду ними. СМК не должны распространять культурно-информационные про- дукты, которые дискредитируют творческую миссию человека, и ставить под сомнение разнообразие идентичности или отрицать какие-либо спосо- бы жизни, нарушать уважение и достоинства людей, необходимые для единства человечества. Это исходит из общих философских предпосылок понимания диалога как основы совместного решения общепланетарных проблем. Ростки диалога пока слабы в наш сложный век. "Чтобы сделать более эффективными и "работающими" идеи о диалоге, понимании и тер- пимости, их следует связать с ответственностью, заинтересованностью, непредвзятостью, открытостью. Открытость и непредвзятость предпола- гают осознание того, что никто заранее не обладает абсолютной истиной и только совместный диалог может привести к истине. Непредвзятость 1 См.: Землянова Л.М. Современная американская коммуникативистика: теоретические концепции, проблемы, прогнозы. М., 1995. С. 254-255. 33 предполагает, что участники диалога понимают неизбежность компромис- са в процессе обсуждения, готовность отказаться от своей точки зрения, если аргументы оппонента окажутся более убедительными. Следует пом- нить, что одни и те же истины в разных культурах звучат по-разному и за- нимают неодинаковое место в структуре ценностей. Поэтому уверенность в правомерности своих взглядов, своего видения мира не должна превра- щаться в самоуверенность и исключать наличие истинных моментов в по- зиции другого". С усилением мощи информационного глобализма возрастает осознание важности "критической оценки этой мощи с помощью механизмов человече- ского измерения ее функций и последствий. Нельзя допускать, чтобы инфор- мационные средства действовали, как злые джинны, выпущенные на свободу их владельцами в корыстных интересах, а не в пользу обществу", чтобы "но- вации информационной техники, распространяясь по всему миру, дискреди- тировали творческую миссию человека и его право сохранять свои нацио- нально-культурные традиции в период вхождения различных суверенных го- сударств и народов в мировое сообщество"2. Мобилизация всех СМИ может способствовать формированию нового позитивного видения мира, предот- вращению культурного кризиса и развитию нового мирового мышления, ак- тивной защите мировой цивилизацией своей движущей силы - гуманизма. Необходимо отметить взаимосвязь всех СМК и возрастающую глубину их воздействия на чувства и мысли людей. В силу высокой активности воздействия на человека и общество в целом остро встает вопрос о регуляторных социальных механизмах, при- сутствующих в СМК, а также проблемах контроля над изменениями в этой области и проблемах ответственности как производителей, так и потреби- телей информации. С теоретической точки зрения коммуникативные связи - это каналы распространения информации, в которых функционируют определенные культурные формы. В процессе коммуникации происходят процессы ос- воения культурного опыта, отбор определенных образцов и ценностей, порождаются культурные феномены, нормы, стереотипы отношений. При этом любые границы и любые расстояния перестают иметь значение, и са- ма "транспортировка" информации имеет свои особенности. Массовые коммуникации коренным образом отличаются от прежних средств комму- никации не только в связи с модернизацией технических средств связи. Их специфика зависит в том числе и от адресности - направленности на ог- ромную анонимную и непредсказуемо разнородную аудиторию. Делокаров К.Х., Демидов Ф.Д. В поисках новой парадигмы. Синергетика, философия, научная рациональность. М., 1999. С. 52. 2 Землянова Л.М. Современная американская коммуникативистика... С. 251,253. 34 Сегодня в коммуникацию включены коллективы, в силу различных причин никогда бы не имевшие возможность быть приобщенными к ог- ромным массивам одинаковой информации и культурной продукции. Еще никогда в истории одни и те же формы культуры не становились достоя- нием огромного количества людей, принадлежащих к столь разным соци- альным и возрастным группам. Уже только в силу обращенности СМК к многомиллионной публике можно говорить о том, что именно здесь про- исходят важнейшие процессы развития культуры. Однако важно не упус- тить из внимания и само качество этих процессов, а также вопросы струк- турных связей между СМК и другими подсистемами культуры, что еще в большей степени касается тенденций развития этой сферы. Важно, что средства массовой коммуникации оказывают комбини- рованное воздействие на потребителя не только в силу многообразия ви- дов, в которых они представлены, но и благодаря отбору всевозможных форм, использованию различных языков культуры, современных способов представления мыслей. Совокупные воздействия усиливают эффекты функционирования СМК. Эти эффекты не всегда бывают однозначны, и в целом влияние технических средств на формирование той или иной моде- ли культуры требует отдельного и подробного рассмотрения. Среди наиболее значимых, ключевых культурных проблем, подня- тых новыми технологиями средств информации, - вызовы, обусловленные такими формами связи и информационными технологиями, как CD-ROM, компакт-диски, цифровые технологии, услуги Интернета. Они находят все более активное продвижение в ходе профессиональной деятельности, об- разования, досуга. К сожалению, большинство людей находятся все еще вне досягаемости этих средств, что порождает неравенство с точки зрения доступа к современным технологиям. Гуманистический потенциал этих технологий полностью зависит от уменьшения неравенства между теми, кто может обладать информацией и кто не может. Для культурного взаи- модействия посредством новых технологий важно, чтобы коммуникаци- онное пространство было открыто для участия представителей всего об- щества. Общественные медиа несут ответственность не только за откры- тость культурно-информационного пространства для продвижения куль- турного богатства во всем его многообразии, но и возможность пользо- ваться средствами, предоставляемыми СМК, для творческого выражения социальных групп и отдельных индивидуумов. Новые медиа технологии могут внести важный вклад в образование. Они дают возможность тем, кто может ими воспользоваться, обмениваться знаниями в широком мультикультуральном, восприимчивом к изменению пространстве, что делает безотлагательным их применение в наши дни. 35 При этом несомненная положительная сторона развития новых форм ком- муникативной активности - расширение средств, которые используются для объективизации ценностей, образов, норм, знаний, возможность пред- ставлять информацию в самых различных видах. Сегодня усиливающаяся роль аудиовизуальных средств массовой информации, выражается, в частности, в мультимедиатизации книжной культуры. Заглядывая в далекое будущее, ученые выдвигают небесспор- ные идеи о том, что с развитием СМК печатная продукция исчезнет, ее ме- сто займут электронная печать, телевидение, все процедуры обращения с текстами будут возложены на компьютерную технику. Ориентация на чте- ние благодаря СМК уступает место аудиовизуальному постижению мира, как бы на новом витке спирали воспроизводя синкретический язык мифа, предшествовавший обособлению языков культуры. Сегодня важно, чтобы сети использовались для распространения ка- чественных изображений и всевозможных ресурсов с высоким уровнем научного содержания. Для учреждений культуры и информационных кон- сорциумов одной из приоритетных задач стало оцифрование имеющих фондов и использование ресурсов, связанных с культурным наследием. Это является одной из предпосылок представления культурного разнооб- разия в глобальных электронных сетях. Новые технологии воздействуют также на сам характер познания че- ловеком действительности. В частности, возможности "телеприсутствия" во время научных экспериментов или во время конференций существенно меняют восприятие пространства и отношение к реальному и виртуально- му миру. Киберпространство значительно трансформирует формы само- выражения человека и язык. СМК способствуют расширению возможностей отображения реаль- ного мира, так как в них вырабатываются новые схемы постижения реаль- ности, широта подхода к осмыслению и трансляции культурных ценно- стей благодаря единству логического и образного начал. Отражение мно- гомерности и многоаспектности осмысления мира и использование для этого различных сочетаний рациональных и эмоционально-образных средств - это то, в чем экранно-компьютерные технологии не имеют рав- ных и постепенно утверждают как закон жизни культуры. Новые технологии средств медиа бросают своеобразный вызов и ис- кусству. Творцы художественных ценностей используют сетевые техноло- гии в процессе творчества и распространения современных произведений. Часто такие технологии востребованы потому, что у художников нет воз- можности использовать традиционные средства. "Некоторые авторы захо- дят еще дальше, рассматривая электронные сети как "место искусства", 36 где складываются новые отношения с общественностью, оказывающие влияние на саму творческую деятельность... электронные сети для искус- ства (в изначальном смысле искусства, охватывающего наследие) должны быть, прежде всего, мощным культурным посредником, делая проявления творчества максимально доступными широкому кругу, причем в предель- но ясной и адекватной среде"1. Формирование новых коммуникативных практик происходит не без проблем, еще и еще раз ставя вопрос о гармоническом сочетании гумани- тарной и технической составляющей в культуре, требуя рассмотрения их взаимодействия в аспектах гуманизма рубежа эпох2. Эти проблемы в про- цессе совершенствования технических средств приобретают новые пово- роты. С развитием виртуалистики, например, обостряется проблема про- тиворечивого воздействия виртуальной реальности на мир эстетического. Она актуализируется с появлением в массовой культуре и прикладной сфере на основе виртуальной реальности индустрии интерактивных раз- влечений и услуг нового поколения, обыгрывающих принцип обратной связи и эффект присутствия, - от многообразных видеоигр до образова- тельных программ. В процессе постижения парадоксального, гиперреали- стического, виртуального мира происходит разрушение классических сте- реотипов восприятия, размывается чувство эстетической дистанции, воз- никает риск снижения активности, критичности эстетического восприятия, возможной оценки реальных событий как артифактуальных, что требует поддержании чистоты каналов эстетического восприятия3. Средства массовой информации, определяя важнейшие принципы функционирования культуры в целом, влияют не только на характер и со- держание духовных процессов, но и на типы мышления. В практике СМК это определяющим образом влияет на то, какой конкретный материал пре- доставляется для духовной деятельности потребителей. Многие культур- но-идеологические проблемы СМК связаны со стремлением к достижению общедоступности и стандартизированности их продукции. Произведения массовой культуры, тиражируемые при помощи СМК, - это рыночно- прибыльный товар, продукт для "быстрого" и развлекательного потребле- ния. Поэтому они должны быть особым образом внутренне и внешне ор- ганизованы, например, призваны вызывать нужный катарсис "с неизбеж- ностью железнодорожного расписания". ` Всемирный доклад по культуре. 1998 год. С. 241, 243. 2 См.: Астафьева О.Н. Постмодернизм: человек и техника в художественной культуре // Гуманизм на рубеже тысячелетий: идея, судьба, перспектива. М., 1997. С. 171-180. 3 См.: Маньковская Н.Б. Постмодернизм, пост-постмодернизм и проблемы гуманизма // Гуманизм на рубеже тысячелетий: идея, судьба, перспектива. С. 152. 37 Такие произведения строятся стереотипно, в полном соответствии с желанием потребителя достичь простых и понятных эмоций на любом уровне восприятия. С семиотической точки зрения здесь осуществляется отбор художественных средств и приемов, обеспечивающих легкость вос- приятия, сложные культурные напластования отсутствуют, культивирует- ся определенный образ жизни людей, связанный прежде всего с потреби- тельством, и формируются соответствующие перспективы общественного развития. Неоднозначность процессов такого рода очевидна и далека от разумной сбалансированности и решения важнейших гуманитарных задач и неотложных проблем культурного развития. Как компонент информационно-коммуникативных процессов массо- вая культура приобретает системность. Именно в этой плоскости должен проходить поиск сути массовой культуры и возможностей ее использова- ния в гуманистических целях. Некоторые исследователи видят в искусст- ве, рождающем стандарты, силу, способную в том числе активно участво- вать в демократизации общественной жизни. "Сегодня можно считать до- казанным, что массовая коммерческая культура является необходимым компонентом демократического общественного устройства и рыночной экономики. Принципиальная универсальность, внеэлитарность и открытая ориентация на получение прибыли превращают ее не только в результат, но и в необходимую основу гражданского общества и правового государ- ства"1. При этом свою значительную роль должна сыграть социальная от- ветственность средств массовой информации, выполнение ими миссии на благо социально-культурного прогресса, координация информационной и культурной политики. Целенаправленный выбор вектора определит буду- щее состояние системы и альтернативы, связанные с тем, какие идеи будут владеть самой массовой аудиторией в процессах информационно- культурного обмена. Идеологические аспекты информационных процессов всегда очень важны и неразрывно связаны со смыслами культуры, которые живут в сознании людей и в соответствии с которыми они структурируют окру- жающий мир при помощи разнообразных языков культуры. Система тех или иных значений может быть фальшивым осознанием реальности, но может быть и изоморфной действительности, отражая существенные связи и процессы, здраво обобщая представления об изменениях в различных сферах жизни и тем самым способствуя пониманию происходящего во 1 Разлогов К.Э. Массовая культура, СМИ и бизнес в контексте культуры мира / Год 2000: На пути к культуре мира и ненасилия. Материалы Международной научно- практической конференции "От стереотипов войны к идеалам мира через культуру и образование". М., 1998. С. 149. 38 благо социально-культурного развития. Благодаря прямому доступу к соз- нанию миллионов людей и возможности влиять не только на умы, но и на настроение и эмоции, СМИ становятся могущественным средством воз- действия на просвещение, воспитание и поведение людей. СМИ как "ги- гантский резонатор и мультипликатор", способны распространять идеи терпимости, уважения к человеческой личности и новой глобальной этики. Новые технологии сегодня практически уничтожают понятие рас- стояния и национальных границ и являются фактором объединения интел- лектуальных сил и духовных способностей всего человечества. Одновре- менно прессинг со стороны мировых технологических центров активно закладывает фундамент информационно-культурного неравенства, когда одни являются поставщиками, а другие потребителями информации. Это вызывает противодействие: требование защиты национальных информа- ционно-культурных ресурсов, а также культурно-исторических традиций, которые расшатываются под такого рода натиском, что, особенно опасно во времена крушения прежних ценностных парадигм, неопределенности путей общественного развития, как это сегодня происходит, например, в России. Иными словами, противоречия деятельности СМК выражаются в весьма сложном виде, отражая прежде всего характер процесса, который одновременно и сводит воедино нации, культуры, цивилизации и порож- дает тенденцию их дифференциации. Но здесь возникают и другие проблемы. Нельзя, например, не отме- тить, что призванные выполнять важную интеграционную функцию в больших сообществах, СМК в силу особенностей процессов информаци- онного обмена, которые зависят, например, от таких причин, как концен- трация собственности, ограничение доступа к информации и свободы сло- ва, способны в то же время оказывать дестабилизирующее воздействие на существование этих сообществ. Неоднозначно, по-видимому, влияет на процессы развития локаль- ных культур формирование слоя единой стандартизированной культуры. С одной стороны, "подключение" к ней активизирует приобщение людей к формальным правилам жизни общества и способствует достижению кон- сенсуса. С другой стороны, адаптация элементов массовой культуры к региональным, этническим традициям способствует развитию многообра- зия, а развитие специфического местного "контекста" может стать для другой культуры барьером взаимонепонимания. Не все противоречия легко устранимы, но очевидно, что их преодо- ление связано с оценкой гуманистического предназначения СМК, с запре- том на использование СМК как инструмента культурного господства, ис- пользуемого властью, с демократизацией информационных источников, 39 пониманием СМК как средства человеческого и социального развития, обогащения культурного плюрализма. Перед государством развитие СМК ставит весьма сложную пробле- му - демонополизировать владение информацией, содействовать созданию конкурентной сферы, способствовать формированию системы самокон- троля специалистов по средствам массовой информации с целью защиты аудитории от распространения насилия и порнографии. В сводном докладе для Организации Объединенных Наций по про- блемам культуры мира отмечается, что сегодня необходимы "более дос- тупные интерактивные системы коммуникации, которые помогают сооб- ществам выражать свои потребности и участвовать в принятии решений, касающихся процесса развития, укрепляя тем самым демократический процесс". Особое значение, говорится в Докладе, имеет поощрение ис- пользования "фильмов, видеоигр, радио- и телепрограмм, которые пропа- гандируют фундаментальные ценности, взгляды и формы поведения, свойственные культуре мира"1, отмечается важность обеспечения людей свободными, независимыми средствами массовой информации, которые в случае насильственных конфликтов могут противодействовать пропаганде ксенофобии и формированию образа врага. Многие негативные явления вокруг СМК связаны с усиливающейся интернационализацией, которая может привести к высокой концентрации власти в сфере СМК и внести свой деструктивный вклад в роль масс- медиа, подтвердив известный тезис о массовых коммуникациях как сред- стве манипуляции массовым сознанием. Препятствовать этому можно только в том случае, если государство участвует в процессе развития теле- коммуникаций, предотвращая опасное явление монополизации Подводя некоторые итоги, вспомним, что развитие глобальных масс- медиа в свое время сопровождалось появлением ряда теорий, противоре- чиво освещающих их роль. В некоторых из них образование "глобальной деревни" рассматривалось в аспекте универсально-созидательной роли масс-медиа, позволяющей национальным культурам и их отдельным пред- ставителям взаимодействовать друг с другом. Представители других тео- рий считали, что культурные потоки с севера на юг создадут еще большую информационную пропасть между богатыми и бедными. Таким образом, средства медиа альтернативно воспринимаются как средство распростра- нение культурного империализма и поощрения культурного плюрализма в 1 Сводный доклад для Организации Объединенных Наций по проблемам культуры ми- ра (предварительный вариант, ЮНЕСКО. Париж, апрель. 1998 год) / Общественные перемены и культура мира. М., 1998. С. 348. 40 глобальном масштабе1. Отдав должное обеим теориям как, скорее всего, проявлению крайних мнений, отметим, что наиболее позитивным является рассмотрение СМК как "места взаимодействия между локальным и гло- бальным", взаимодействия, которое, как это и было рассмотрено выше, является достаточно противоречивым. В ходе анализа проблем СМК активно обсуждается вопрос о том, когда же в глобализующемся мире появятся новые медиа, не ущемляющие права граждан в ответ на нужды государства и медиа компаний. Специа- листы в связи с этим предлагают отдельным государствам в условиях транснационального характера масс-медиа предпринять шаги, чтобы но- вые каналы передачи информации не могли контролироваться в ущерб плюрализму и ответственности2. Одновременно новые рубежи открывает развитие технологий масс-медиа, увеличивающих возможности активиза- ции демократических сил и реализации проектов, не попадающих под контроль государства и власть корпораций. Все это вызывает необходи- мость исследования условий и перспектив деятельности СМК для победы сил, преодолевающих энтропию, для осуществления восходящей линии общественного и культурного развития. Требуют изучения проблемы воз- действия структурированного вокруг СМК целостного слоя культуры на культурные порядки и устойчивые отношения в других слоях. Круг про- блем, связанных с динамикой развития такой подсистемы культуры, как СМК, этим не исчерпывается, открывая широкие перспективы выявления их структурирующего значения в контексте информационного глобализма. 3. Взаимоотношения государства и культуры в период усиления глобально-локальной динамики Вопрос о взаимоотношениях государства и культуры остро встает сегодня в связи с активно идущими в мире глобально-локальными измене- ниями, нарушающими привычное устройство мира. Новые условия и при- чины, связанные с диверсификацией функций государства, децентрализа- цией власти, невозможностью контролировать культурно-информацион- ные потоки в рамках национальных границ, требуют переосмысления взаимоотношений государства и культуры. В частности, необходимым становится уточнение сфер деятельности государства, круга его обязанно- стей, а также приведение роли государства в соответствие с теми возмож- ностями, которыми оно на сегодняшний день располагает. 1 См.: McLuhan М. Understanding the Media: The Extention of Man. Routledge, 1994; Gid- dens A. The Consequences of Modernity. Polity Press, 1990; Землянова JI.M. Современная американская коммуникативистика: теоретические концепции, проблемы, прогнозы. М., 1995. 2 См.: Wheeler М. Politics and the mass-media. Cambridge, 1997. P. 202-203. 41 Принципиальное значение для деятельности государства в области культуры приобретают последствия глобализации, выражающиеся в изме- нении пространственных связей в результате структурной трансформации общества и формировании взаимозависимых полюсов - территориальных компонентов и сетевых потоков. Внимание ученых, занимающих сегодня наиболее продвинутые пози- ции, направлено на изучение зависимостей сетевых форм организации раз- личного вида деятельности и "стационарных" сфер, а также причин стрем- ления различных субъектов глобализации включиться в сетевые потоки, а не остаться "самозамкнутыми", несмотря на то, что глобализация является очень мощным источником различного рода социальных диспропорций1. В теории известного современного социолога М.Кастельса про- странство мест как исторически укорененная организация нашего опыта противопоставлена пространству потоков как явлению, отражающему но- вую пространственную логику. Однако у М.Кастельса оба пространства не исключают друг друга, более того, глобализация стимулирует регионали- зацию, регионы и местности интегрируются под ее влиянием в междуна- родных сетях, связывающих их самые динамичные секторы2. Изучение пространства потоков является важнейшей призмой рас- смотрения аспектов воздействия глобализации на политику и государст- венность. Так, одним из важных выводов М.Кастельса становится вывод о пространстве потоков как господствующем пространственном проявлении власти в современном обществе3. Культурно-коммуникационным процессам в этих потоках принадлежит особая роль из-за существования особой связи культурного производства с властными механизмами и регуляторными стратегиями4, которые являются могущественными инструментами культурной доминации, инструментами формирования образов, мифов, интерпретационных схем, "оформляющих" общественное сознание. В условиях усиления глобально-локальных процес- сов государство как "сочетание власти, ценностей и образов" призвано спо- собствовать сплочению и стабильности общества через порождение, под- держку и поощрение символов и образов, нацеленных на благосостояние об- щества, не отходя при этом от демократических ценностей5. 1 См., например: Ворота в глобальную экономику / Пер. с англ. М., 2001. 2 См.: Каетельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. М., 2000. С. 358. 3 См.: Кастельс М. Информационная эпоха... С. 355-356. 4 См.: Шапинский В.А. Масс-медиа на пороге XXI века: теории, проблемы и подходы // Полигнозис. 1998. N 4. 5 См.: Прайс М. Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общест- во и национальная идентичность. Ч. 1. Раздел 3 "Национальная и постнациональная идентичность". М., 2000. 42 В информационную эпоху власть вписана на фундаментальном уровне в культурные коды, посредством которых люди и институты пред- ставляют жизнь и принимают решения, включая политические решения, и культурные сражения становятся сутью битвы за власть, - утверждает М.Кастельс. - "Они ведутся главным образом в средствах массовой ин- формации и с их помощью, но СМИ не являются держателями власти. Власть - как возможность предписывать поведение - содержится в сетях информационного обмена и манипуляции символами"1. Иными словами, власть в информационном обществе принадлежит создателям новых культурных кодов, приобретающих в свое распоряже- ние важнейший механизм властного контроля - "символическую домина- цию", т.е. способность контролировать действия других людей путем привнесения в жизнь своих взглядов и ценностей. В борьбе за легитимное видение социального мира особую роль играют символические стратегии, связанные с официальной номинацией - актом "символического внуше- ния, который имеет для этого всю силу коллективного, силу консенсуса, здравого смысла, поскольку он совершен через доверенное лицо государ- ства, обладателя монополии на легитимное символическое насилие"2. При этом в демократическом обществе отношения между государст- вом и культурой, предполагающие культурную и символическую домина- цию, отнюдь не означают структурирование культурным и символическим полями своих границ для контроля, не предполагают исключения каких- либо субъектов из дискурса. По Ю.Хабермасу, правительство является лишь одним из участников общественной сферы как широкого поля ком- муникаций, в которой выкристаллизовывается общественное мнение3. Ес- ли реализация принципа приоритета национальных, государственных ин- тересов перед групповыми и частными интересами в проведении культур- но-информационной политики в тоталитарных государствах оборачивает- ся полным контролем государства или государственно-партийного аппа- рата над всеми областями общественной жизни, то в демократическом обществе такого рода доминация предполагает служение властям, госу- дарству в той же мере, что и гражданскому обществу4. Главной целью государства, исходящего из уважения ко всему куль- турному многообразию общества, становится формирование пространства культурно-идеологического взаимодействия, в котором различные силы, 1 Кастельс М. Информационная эпоха... С. 502-503. 2 Бурдье П. Социология политики / Пер. с фр. М., 1993. С. 72. 3 См.: Habermas J. The Structural Transformation of the Public Sphere: An Inquiry into Cate- gory of Bourgeois Society, trans. T.Burger. Cambridge, 1989. 4 См.: Попов В.Д. Информациология и информационная политика. М., 2001. С. 102. 43 выступающие в качестве носителей символов, вносят свой вклад в форми- рование альтернативных ценностей и взглядов. Государство при этом мо- жет влиять на символическую коммуникацию посредством трансляции ценностей, вокруг которых происходит кристаллизация смыслов, заботясь о толерантности и консенсусе в сражениях за культурные коды, которые всегда определяют как характер общественных институтов, так и образ жизни отдельных людей. Деятельность властных структур, прежде всего государства, по формированию в обществе символической среды, которая способствовала бы ценностно-культурному самоопределению общества, выработке новых идеалов приобретает исключительное значение в кон- кретных российских условиях рубежа веков. Разнообразие существует там, где есть политическое и культурное пространство для творчества и диалога. Цель и перспективы такого рода предполагают заботу государства об адек- ватном протекании культурно-информационных процессов в обществе. Принципиально важно, что взрыв глобальных культурных потоков и сетей произошел тогда, когда культурные потоки в суверенных государст- вах, ставших универсальной формой политической организации общества, были направлены прежде всего "внутрь", а внешние культурные влияния контролировались. По мере того, как происходило наращивание мировы- ми социокультурными процессами своего потенциала, целые культурные "сектора", прежде всего "сектора" масс-медиа - телевидение, кино, радио, видео- и звукозапись, Интернет, начали развиваться по глобальной пара- дигме. Свой специфический вклад в глобализацию культуры вносит и мас- совая туристическая индустрия. С точки зрения социокультурных перемен, важных для выверки от- ношений между государством и культурой, необходимо отметить умень- шение роли государства в изготовлении, регуляции и передаче культуры на расстояние при одновременном увеличении роли частных компаний. Усиливается роль массовой аудитории для культурного экспорта - она становится более важной, чем роль элиты. Существенно влияет на социо- культурную ситуацию появление наряду с прежними, связанными глав- ным образом с развитием телевидения, радио, совершенно новых техноло- гий - спутниковых телекоммуникаций, цифровых технологий, оптоволо- конных сетей в области культурных потоков и культурных инфраструктур, которые повышают "символическую плотность" окружающей культурной среды и в результате усиливают ее воздействие на человека1. Формирование глобального рынка культурных продуктов вызывает появление мультинациональной культурной индустрии, мультинацио- нальных телекоммуникационных корпораций, различных альянсов и со- 1 См.: Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformations... P. 414-444. 44 вместно осуществляемых проектов. Благодаря развитию транспорта и коммуникаций, спутниковым и другим технологиям все быстрее происхо- дит циркуляция объектов и образов на глобальном и региональном уровнях, все теснее связаны самые удаленные друг от друга места, все более легкой и дешевой становится связь, что очень значимо для институционального кон- текста, в котором развиваются многие локальные или национальные куль- турные проекты. С этими процессами тесно связаны вопросы культурного суверенитета стран, оказывающихся под мощным воздействием других культур, а также вопросы информационного контроля и цензуры. Тем государствам, которые в условиях глобализации не намерены открываться миру, приходится ограничивать внешнее влияние, импорт культурных товаров и контролировать информацию. В странах с неавто- ритарным режимом вопросы такого рода ограничений зависят от общей регуляции и торговой политики и могут быть скорее связаны с лоббирую- щей властью национальной культурной индустрии, чем с заботой о сохра- нении национальной идентичности. В ряде стран предпринимаются уси- лия по введению соответствующих национальных квот, национальной культурной индустрии оказывается энергичная помощь1. Развитие секторов медиа и необходимость управлять процессами, не привязанными к территории того или иного государства, вызвало появле- ние наднациональных институтов и инфраструктур, вносящих свой осо- бый вклад в жизнь политических сообществ и предъявивших к деятельно- сти государства новые требования. Таким образом, культурная глобализа- ция остро ставит вопросы участия национальных правительств в глобаль- ной культурной жизни, реконструирует их функции и полномочия с уче- том увеличивающейся сложности регуляции социокультурных процессов во все более взаимозависимом мире. Парадигмальные изменения, связанные с процессами глобализации и создающие новую "геометрию" власти, формируют потребность выра- ботки идей культурного развития, общих для разных стран и способст- вующих развитию национальных культур, - связанных с приверженно- стью к культурному плюрализму, развитием творчества, новой глобальной этикой. Международное значение приобретает необходимость ответить на вызовы таких социокультурных трендов, как рост роли городов в глобали- зации культурных традиций, появление многочисленных глобальных рын- ков, на которых представлены разнообразные культурные товары и услу- ги, необходимость реализовывать культурные активы для решения ост- рейшей проблемы современности - проблемы бедности, использовать по- 1 Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformations... P. 370-371. 45 тенциал культурной "уполномоченности" информационных и коммуника- ционных технологий в гуманных целях и пр. Эффективность регуляции социокультурных процессов в современ- ную эпоху предполагает не замкнутость страны, а активный выход на гло- бальный уровень. Культура способна не только укреплять отношения взаимопонимания и доверия с зарубежными странами, способствовать созданию благоприятного облика страны на международном уровне, но и обеспечить конкурентоспособность нации, стать действенным инструмен- том формирования ее самобытного образа на международной арене, спо- собствовать преодолению этнических и религиозных конфликтов. Между- народные обмены являются действенным способом соединения глобаль- ного с локальным. Сегодня остро встают вопросы определения принципов и форм гло- бального социального партнерства, диалога культур. Главная ответствен- ность возложена на государство, которое призвано следить, чтобы искусст- венные преграды не вставали на пути взаимодействия различных культур. Однако в формировании интеграционной ситуации значителен вклад как правительств, так и неправительственных организаций, которые сегодня функционируют за пределами национальных границ, а также отдельных людей, овладевающих новыми культурными контекстами и ценностями. На международном уровне все более важным становится решение конкретных управленческих задач для активизации культурной деятельно- сти по смягчению воздействий урбанизации, глобализации и новых техно- логий, развития телекоммуникационных систем, реализации объединен- ных проектов в сфере индустрии культуры и содействию развитию общих рынков. Необходимы совместное производство телевизионных и радио- программ, видео- и мультимедийной продукции, фильмов, а также защита прав художника и актера, научные исследования по проблемам распро- странения культуры средствами медиа и совместные разработки по оценке культурных программ, обмен актуальным опытом, обучение. Глобализация изменяет во многих сферах баланс не только между национальным и глобальным, но глобальным и локальным. "Культурные ценности, определяющие и связывающие между собой сообщества на ме- стном, региональном или национальном уровнях, оказались под угрозой поглощения неумолимыми силами мирового рынка. В этих условиях воз- никает вопрос, каким образом общества могут управлять последствиями глобализации, с тем, чтобы местные и национальные культуры, а также лежащее в их основе творчество не понесли потерь, а, наоборот, были со- хранены и получили дальнейшее развитие"1. Успех трансформации взаимо- 1 Всемирный доклад по культуре. 1998 год. С. 154. 46 отношений государства и культуры может стать решающим фактором куль- турного развития, неудача же способна заблокировать динамику культуры, ограничить отношения между государством и обществом в этой области. Важно, что в мире высоких скоростей обмена информацией "лока- лизация" отличается от той, что характерна для времени, когда информа- ция перемещалась одновременно с человеком, изменяется и само понятие "местность", - подчеркивает Е.Строев. - "Локализованное проживание приводит теперь к отрыву человека от публичных пространств - традици- онные общественные и властные институты, будь то древняя агора или заменяющий ее национальный парламент, перестают играть свою роль в формировании общественного мнения, выработке общих социальных норм или принятии политических решений"1. Продолжая цитировать Е.Строева, выделим еще одну его мысль - о необходимости переструкту- рирования общества как своеобразной реакции на глобализационные про- цессы: "Потеря контроля над проницаемостью пространства, переход свя- занных с ними функций от государственной бюрократии к надгосударст- венной и стоящими за ней новыми элитами принципиально изменяет всю внутреннюю систему организации гражданского общества, социального взаимодействия и его правового обеспечения. Государственный аппарат теряет частично контроль за разработкой правил, норм и инструментов общественной жизни. В условиях глобализации информационных потоков и финансово-экономических процессов под влиянием наднациональных и транснациональных организаций пересматриваются перспективы и мас- штабы политического суверенитета как на уровне государства, так и мест- ных самоуправляющихся национально-территориальных образований"2. Для взаимоотношений государства и культуры локализация означает децентрализацию управления сферой культуры и учет в управлении спе- цифических условий развития локальной культуры, принятие решений, которые бы способствовали удовлетворению культурных потребностей конкретной группы населения. Субнациональная динамика в сфере куль- туры связана с тем, что в административно-территориальных единицах у населения возникают требования большего самоуправления и самоопреде- ления, а органы власти требуют предоставления больших полномочий на местах в вопросах культурной жизни, развития локальных культур. Парадоксом современной глобализации явился тот факт, что местные культурные различия стали гораздо более выраженными, чем прежде. Пре- пятствуя глобализационным процессам, страны стремятся сохранить внут- 1 Строев Е.С. Самоопределение России и глобальная модернизация. М., 2001. С. 17. 2 Там же. С. 19. 47 реннее разнообразие и самобытность своих культурных традиций, культур- ный плюрализм стал ярко выраженной чертой мирового сообщества1. Так, в бывших социалистических странах, вступивших на путь пре- образований, необычайную остроту приобрели вопросы культурной иден- тичности, которые специфически проявились в пересмотре истории этих стран, поиске новых ценностей, а также способов "присутствия" на гло- бальном уровне, что подразумевало выбор между следованием западной модели или реализацией собственного пути развития. В это время повыси- лось внимание к культурному наследию, заметно стало обращение к этни- ческим корням и фольклорным традициям. Одновременно перемены при- несли немало трудностей, и несмотря на сильные культурные традиции и богатое культурное наследие, поставили под сомнение возможности адек- ватной реализации имеющегося культурного потенциала в условиях соци- альной нестабильности. Более того, для разработчиков взаимоотношений государства и культуры в переходных моделях гораздо более важна ориентация на гло- бально-локальную проблематику, нежели вопросы взаимодействия госу- дарственного и частного секторов, хотя и эта проблематика чрезвычайно важна. Для того чтобы глобализация не оказалась опасной для страны, от- крывшейся миру и последовавшей по пути демократического развития, чтобы она могла быть достойно представлена на глобальном социокуль- турном уровне, большую важность приобретает продуманная и эффектив- ная локальная культурная политика, а также выбор соответствующих инструментов этой политики. Х.Хофман считает, что если внешняя куль- турная политика хочет вести диалог с другими культурами, не имея дос- тойных партнеров в собственной стране, она обречена на провал, - невоз- можно представлять за рубежом грандиозные достижения искусства или литературы, если в самой стране достижения посредственны. При этом внешняя культурная политика должна учитывать и неформальные куль- турные связи, которые очень часто осуществляются неофициальным пу- тем, что относится к сферам искусства, науки, массовой информации и индустрии развлечений. Укрепление такого рода контактов внутри страны способствует развитию внешней культурной политики2. Необходимо отметить, что в демократическом обществе культурная жизнь в целом организована по-иному, чем в условиях тоталитарного го- 1 См.: Аризпе Л. Тенденции развития мировой культуры // Государственная служба за рубежом. Культура и власть. Реферативный бюллетень. N 5. М., 2000. С. 6-7. 2 См.: Государственная служба за рубежом. Культура и власть. Реферативный бюлле- тень. N 5. М., 2000. С. 57-58. 48 сударства, когда она полностью включается в его орбиту. Закономерно, что "первыми разработчиками понятия "государственная культурная по- литика" и авторами теоретических обоснований, а также подробных инст- рукций по поводу того, что в художественной культуре допустимо и по- ощряемо, а что - категорически неприемлемо, обзавелись общества с ус- тановившимися тоталитарными режимами. Здесь была поставлена и во многом решена задача "усовершенствовать" принципы официальной культуры и расширить их до общегосударственных, общенациональных масштабов, одновременно вытеснив все, что этим принципам не соответ- ствует. Неудивительно, что наиболее обширный пласт академических и литературно-публицистических опусов, обосновывавших подобного рода идеи, пришелся на СССР и Германию середины прошлого века. Но и в сложившихся к этому времени западных демократиях проблема государ- ственного участия в регуляции культурно-творческой жизни не осталась без внимания. Другое дело, что эта регуляция по определению не могла быть ни всеобъемлющей, ни уж тем более свирепой, и рассуждения на те- му, как и чем руководить не требовали особого шума и публичных закли- наний"1. Среди разных аспектов проблемы регуляторов и ограничителей культурных проявлений в тоталитарных и демократических обществах два представляются наиболее важными. Один из них удачно сформулирован в высказывании Р.Инглегарта, исследующего сложную проблему взаимоот- ношений культуры и принуждения как аспектов политической власти: "В отличие от тоталитарных режимов, демократия прилагает лишь скромные усилия к изменению своей базовой культуры: сама ее суть заключается в том, что она отражает предпочтения граждан, а не пытается эти пред- почтения навязывать. В высшей степени маловероятно, чтобы тесная взаимосвязь... между культурой и демократией, объяснялась тем, что де- мократические институты каким-то путем создают новую культуру"2. Ис- следователь подчеркивает, что любая верхушка, пытающаяся удержать власть в течение долгого времени будет стремиться к обеспечению своей легитимности, пытаясь соответствовать установившимся культурным нормам, это носит более простой характер и требует меньшего принужде- ния, чем переиначивание культуры в целом, что часто происходит при то- талитарных режимах, пытающихся перекроить культурную систему в со- ответствии с новой идеологией"3. 1 Лисаковский И.Н. Культурная регуляция: системы и матрицы // Государственная служба. 2001. N3. С. 85. 2 Инглегарт Р. Модернизация и постмодернизация / Новая постиндустриальная волна на Западе. С. 288. 3 Там же. С. 279. 49 Второй аспект связан с тем, что при тоталитарных режимах авто- номные инициативы, как правило, не допускались, чем во многом дости- галось единство общественной жизни. В демократических обществах, в которых расширяется свобода и поддерживается выбор народа, важное значение придается культурной активности населения. Инициативы, исхо- дящие от союзов, объединений, групп по интересам, отдельных деятелей культуры, рассматриваются как фактор, способствующий многообразию культуры. Однако общая ответственность государства за культурное развитие не отменяется, и самое важное состоит в признании источников инициа- тив, подчиняющихся иной логике, нежели государственная сфера1. В об- ласть деятельности государства помимо охраны культурного наследия, обеспечения государственных услуг в области культуры через сеть соот- ветствующих организаций, помощь творчеству путем покупки и заказов, в демократическом обществе входят и другие функции: "Оно поддерживает развитие независимых инициатив, которые сосуществуют с государствен- ным сектором, в области распространения ценностей культуры, образова- ния или творчества; оно стимулирует культурную жизнь на локальном уровне, побуждая партнеров на местах усиливать свое воздействие на культуру; оно способствует демократизации культуры среди самых широ- ких слоев населения. Наконец, государство может играть роль регулятора в области той части культурной деятельности, которая подчиняется законам рынка, добиваясь уважения к качеству и художественному плюрализму или поддерживая самыми разными способами национальные предприятия, ко- торые сталкиваются в конкурентной борьбе с зарубежными транснацио- нальными корпорациями"2. Для реализации таких стратегий в обществе нужны определенные гарантии, институты и подкрепление неофициаль- ных механизмов официальными. Часто инициативы идут медленно, и вла- стям надо самим позаботиться о создании официальных и ориентирован- ных на потребности клиентов институциональных механизмов. Вопрос о том, каков должен быть масштаб деятельности государства в области Культуры, какова структура этой деятельности, по-разному ре- шается в разных странах. Исторический опыт показывает, что существуют различные модели, характеризующие взаимоотношения государства и культуры, они отличаются разной степенью государственного интервен- ционизма в процессы культурного развития общества, что может быть 1 См.: Культурная политика России. История и современность. Два взгляда на одну проблему / Отв. ред.: И.А. Бутенко, К.Э. Разлогов. М., 1998. С. 188. 2 Там же. С. 189. 50 обусловлено в том числе не только сложностью взаимоотношений между государством и рынком, но и внешними условиями, общим уровнем раз- вития страны, административными возможностями. Оно может быть свя- зано и с существующими в обществе традициями, и с такими повторяю- щимися ситуациями в общественной жизни, которые в свое время П.Сорокин назвал флуктуациями тоталитаризма и свободы. В России и других странах переходного периода под влиянием про- цессов демократизации, движения этих стран к рыночной экономике, децентрализованному федерализму, свободе слова, информационной от- крытости роль и влияние государства на культуру по сравнению с предше- ствующим периодом изменились решительным образом. В культурной сфере сильно повысилась роль, которую играют регионы и локальные общности, отчетливо обозначились сложности, связанные с тем, что госу- дарство уменьшило свое воздействие на культурное развитие, прежде все- го это касалось финансирования социокультурной сферы, где многое было оставлено на откуп рыночным силам. Начало процессов трансформации было ознаменовано выдвижением взаимоисключающих идей относитель- но взаимоотношений государства и культуры, их диапазон простирался от утверждения необходимости централизованного управления сферой куль- туры до отрицания любого вмешательства. Проблемы, с которыми столк- нулись страны Центральной и Восточной Европы и республики бывшего Советского Союза во второй половине 90-х гг. вызывали необходимость пересмотра культурной политики, принятия новых законодательных ак- тов, поддержки инициатив в области культуры со стороны частных лиц и общественных организаций, подготовке менеджеров культуры, умеющих работать в новых условиях. В наши дни динамика взаимоотношений государства и культуры вступила в новую фазу, отличающуюся следующими признаками. Во- первых, функции государства становятся все менее прямыми и все более диверсифицированными. Во-вторых, сама государственная власть подвер- гается значительной трансформации: в связи с усилением роли институтов глобального и локального управления, она разделяется различными сила- ми на различных уровнях, изменяется под влиянием как отнесенных, так и не отнесенных к территории факторов, что отнюдь не означает ее утраты. Напротив, в сфере культуры государства, прежде всего развитые, стали более активными, несмотря на то, что формы и модальности этой активно- сти существенно отличаются от предыдущего периода. Так, государство избавляется от многих своих функций, например, производства ряда куль- турных товаров и услуг, и в то же время оно начинает уделять большее внимание установлению правил, создающих надежные правовые и соци- 51 альные условия для развития культурной области, предполагающих нор- мативное и финансовое регулирование социокультурной сферы, создание и развитие специализированных институтов, пользующихся доверием в обществе. Несмотря на то что в условиях заметного усиления глобальных и ло- кальных аспектов развития наиболее важные решения принимаются на международном и локальном уровнях, общая координация стратегий и усилий для получения конкретных результатов по-прежнему принадлежит центральным правительствам, которые соединяют воедино соответствую- щие институты государственного управления. В современной России государство отвечает за обеспечение лишь минимального объема культурных товаров и услуг для населения. Сцена- рий модернизации предполагает такую ситуацию, когда государство вы- ступает гарантом прав и интересов человека, насколько это необходимо, осуществляется перераспределение социальных расходов в пользу самых уязвимых групп населения. Остальное остается за личной инициативой граждан, возможности более высокого социального потребления предос- тавляются за счет собственных доходов. На примере России видно, как государство освобождается от части расходов в сфере культуры, усиливает в ней рыночную мотивацию, доби- ваясь ее эффективного функционирования. Однако здесь есть определен- ные риски. Для сферы культуры это означает, что на население ложится основная тяжесть обеспечения себя культурными товарами и услугами. В условиях современной, пока не очень стабильной социально-экономи- ческой ситуации, низкого уровня доходов основной массы населения, не- развитости коммуникаций на обширной территории страны и неравномер- ности распределения культурных центров возможности вложений населе- ния в социально-культурную сферу ограничены, что может вызвать рост культурной дифференциации, деградацию культурного капитала населе- ния, маргинализацию тех, кто не в силах платить за культурные услуги и товары. Замедление культурного развития страны будет серьезной поме- хой на пути достижения целей общественного реформирования и развития человеческого потенциала, может негативно повлиять на ее положение на глобальной социокультурной карте. Поскольку ресурсы государства часто ограничены, оно само по себе не может уравновесить разнообразные культурные интересы граждан. Для достижения нормального культурного развития необходимо использова- ние ресурсов всего общества. Это возможно в результате смены государ- ственной парадигмы развития сферы культуры общественно-государст- венной, предполагающей объединение в реализации социально-культур- 52 ных программ усилий всех социальных групп, вовлечение в управление помимо государственных органов, институтов гражданского общества, местных органов власти, разнообразных субъектов рынка. В этом случае возможно привлечение в социально-культурные отрасли дополнительных ресурсов, осуществление больших вложений в развитие человеческого по- тенциала. Для стран с переходной экономикой достаточно остро встал вопрос о том, что должно оставаться в ведении государства и что частично или полностью уйти в негосударственный сектор. С начала кардинальных из- менений политической и экономической системы представления об обще- ственной и частной составляющей и их соотношении в социально- культурной сфере во многом поменялись. В преобразованиях, которые за- думывались в социально-культурной сфере, значительная роль отводилась рынку, увеличению доли населения и предпринимателей в финансирова- нии этих сфер и уменьшении доли государства. В дальнейшем подходы были сбалансированы в результате анализа реальной роли государства в регуляции и стимуляции деятельности бизнеса и частных лиц. Большое значение начало придаваться не просто сосуществованию государствен- ных и частных культурных учреждений, а их нарождающемуся сотрудни- честву и использованию преимуществ каждого из секторов в удовлетворе- нии многообразных культурных потребностей людей, партнерским отно- шениям между государственным и бизнес-сектором. Налаживание госу- дарством отношений между различными уровнями государственного управления, частным сектором, гражданским обществом в сфере культуры требует комплексных стратегий, руководство которыми осуществляет на- циональное правительство. Изменения, происходящие в культуре, сегодня вызывают острую не- обходимость в институтах, с помощью которых решались бы вопросы, прежде всего связанные с разграничением полномочий между различными уровнями власти в сфере культуры; укреплением в этой сфере отношений партнерства между государственными органами, бизнес-сектором, непра- вительственными организациями; участием гражданских организаций в выявлении проблем развития культуры на местах; с контролем граждан- ским обществом эффективности государственного участия в культурном развитии. Подчеркнем также связь характера институализации культурных по- токов и процессов с особенностями инфраструктуры культурного воспро- изводства. Наличие технологий - не единственный фактор, чтобы начать процесс культурного воспроизводства. Важно, как он будет развернут, и как им оперируют на международном, на локальном уровнях. Для телеви- дения, например, развитие международного рынка телевизионных про- 53 грамм требует не только создания транснациональной компании, наличия соответствующих телевизионных установок, организации интернацио- нального телевещания, но и необходимых норм и правил для решения проблем регуляции телевизионных потоков. Не менее важно и то, как об- стоят дела в организации данной сферы и на локальном уровне, требуются определенные гарантии, институты и подкрепление неофициальных меха- низмов официальными. Для перспектив развития отношений государства и культуры прин- ципиально важно возникновение новой культурной политики, которая бы заняла достойное место в сфере социального управления. База культурной политики нуждается в значительном расширении. Преодолевая привыч- ные рамки, она должна перестраиваться на более широкой основе, быть увязана с политикой в других областях. Разработка современного понимания культурной политики связана прежде всего с пониманием ключевой роли культуры в общественном раз- витии. В последнее десятилетие, когда все более отчетливо ставится во- прос о том, что общество должно измениться как целостность, все чаще обсуждаются возможности достижения нового общественного состояния, укрепляется понимание того, что развитие начинается в культуре, которая определяет пути развития и образ будущего, воздействует на образ мыс- лей, представления, поведение людей, являясь источником изменений и новых путей организации общественной жизни. Наибольшего внимания требуют те изменения, которые претерпевают национальные культуры в условиях демократизации и развития рыночных отношений, а также гло- бализации масс-медиа как важнейшего средства придания культуре новых возможностей. Когда в культуре видится основа развития, то понимание нацио- нальной культурной политики значительно расширяется. Культурная по- литика в демократическом обществе интегрирована в стратегии развития, способствует формированию нации в виде многогранного сообщества, ха- рактеризующегося национальным единством, служит социальной инте- грации и улучшению качества жизни. В свете современных научных представлений культурная политика в обществе предстает результатом множества противоречивых курсов, оп- ределяемых различными субъектами, порой впрямую не направленных непосредственно на развитие культуры. Культурную политику в самом широком понимании можно представить как систему постоянно возобнов- ляющихся взаимодействий государственной власти, негосударственных структур (политические партии, религиозные конфессии, общественные объединения), личностей (или социальных групп) по вопросам культурно- го развития общества. 54 В условиях общественной трансформации методы, средства и фор- мы государственного управления культурой требуют значительной кор- ректировки. Происходит перемещение акцентов с директивного управле- ния на создание условий для саморазвития культуры и культурных по- требностей, распределение ресурсов, партнерство с различными субъекта- ми культурной деятельности. На институциональном уровне, близком к политическому, важные функции выполняют центральные правительства, решающие следующие задачи: регуляция, поощрение появления новых субъектов культурной жизни, налаживание сотрудничества между ними. Разумная регуляция социокультурных процессов особо важна пото- му, что богатство культуры и культурное разнообразие часто подвергается риску из-за неблагоприятного развития социально-экономических и поли- тических процессов, как на национальном, так и на международном уров- нях. Правительства несут основную ответственность за состояние культу- ры, свободу творчества и художественного выражения. На первый план выходят функции государства по созданию базовых условий для доступа к культурным благам, реализации прав граждан на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, обеспечению равного дос- тупа к ценностям культуры, созданию условий для функционирования различных организаций в сфере культуры, в целом определению "правил игры" в области культурного развития. Чтобы стимулировать появление новых субъектов культуры, государство должно поддерживать интерес общества к развитию культуры и создавать благоприятные условия для деятельности этих субъектов. В связи с этим важны следующие позиции: поддержка участия гражданского общества в формулировании целей куль- турной политики; проведение культурной политики, открытой для участия разнообразных субъектов; введение льгот на налоги для некоммерческих организаций, осуществляющих культурную деятельность; создание посто- янных каналов коммуникации между ними и общественными института- ми; налаживание проведения встреч на национальном и международном уровнях для обмена опытом по установлению связей между субъектами культуры, а также между ними и общественными институтами и др. Жизненно необходимо, чтобы новые субъекты проявляли актив- ность в самых различных областях, исключая чрезмерную концентрацию усилий в одних сферах в ущерб другим, чтобы среди различных слоев на- селения были распространены различные формы участия в культурной жизни. Ответственные за развитие культуры лица призваны заботиться о том, чтобы новые субъекты культуры могли воспользоваться преимущест- вами, которые предоставляют для развития культуры аудиовизуальные 55 медиа и новые технологии, принимая во внимание ту стратегическую роль, которую они играют сегодня и будут играть в будущем, необходи- мость использования того огромного потенциала, которым они обладают, во благо культуры1. Когда же речь идет о функциональном управлении культурными процессами, имеется в виду прежде всего воздействие государства на сфе- ру культуры, охватывающую весь спектр производства, распространения, хранения и потребления материальных и духовных культурных благ и ценностей и процессы освоения человеком продуктов культурной дея- тельности и реализации своего творческого потенциала. В этом случае остро стоит вопрос об эффективности деятельности государственных ор- ганов, рациональное использование всех имеющихся ресурсов. Это не предполагает расширения функций государственной власти, речь идет прежде всего об использовании всех внутренних резервов культурного развития общества. В тех странах, где модель управления сферой культуры в условиях утверждения рыночных отношений и демократизации общества только формируется, возникает множество трудностей, связанных с выработкой новых форм и методов управления, с переменами в мотивах и стимулах субъектов и объектов управленческой деятельности. Во многих странах существует необходимость в структурной и функциональной реформе го- сударственного управления в сфере культуры, которое становится все бо- лее самостоятельной сферой управления, оказывает значительное влияние на экономическую, социальную, образовательную и внешнюю политику2. В государствах с федеративным устройством значительные пробле- мы возникают в связи с регионализацией управления. Так, в России пока не существует завершенной концепции общегосударственной националь- но-региональной политики, хотя процессы формирования культурной по- литики, форм и методов управления социокультурной сферой идут интен- сивно. Исследователи выявляют наряду с достижениями такие сложные деструктивные тенденции, которые серьезно мешают повышению эффек- тивности управления в сфере культуры в регионе: сохраняющийся разрыв между потребностями сферы культуры в ресурсах и реальными объемами финансирования; социальная и организационная инертность бюрократи- 1 См. рабочие материалы: Second Informal Meeting of the Network on Cultural Policy (Oaxaca, September 20-21, 1999). http: // www.pch.gc.ca/network-rese au/oaxaca/paper/ eng- lish.htm. 2 См., например, Визанд А.-И. Восемь тезисов о развитии культурной политики и под- держке культуры в Германии // Государственная служба за рубежом. Культура и власть. Реферативный бюллетень. N 5. М., 2000. С. 139-142. 56 ческих институтов; формальное отношение к инновационному менедж- менту и внедрению рыночных механизмов; наличие элементов админист- ративно-командного управления; неразвитость законодательно-правовой базы культуры; не обеспеченная ресурсами децентрализация в сфере куль- туры с передачей полномочий и ответственности за ее развитие с феде- рального уровня на региональный и муниципальный, что нарушает прин- ципы формирования единой государственной политики и сохранения еди- ного культурного пространства. Преодоление деструктивных тенденций в сфере управления культурой является важным условием выработки необ- ходимых мер по развитию культурных процессов в регионе и наиболее полного удовлетворения культурных потребностей населения, создания предпосылок формирования региональной идентичности и стабильной со- циокультурной ситуации. Надежные перспективы развития культуры в новом веке связаны с организацией процесса духовного и культурного обогащения культур на основе их суверенного развития и равноправного взаимодействия, которое приведет к росту культурного многообразия и формирования на этой ос- нове подлинно гуманистического облика глобализирующегося человече- ского сообщества. В то время как некоторые политические аналитики предсказывают в XXI веке столкновение цивилизаций, альтернативное ви- дение может вдохновляться идеями равного уважения к каждой из культур и их уникальности, конструктивных контактов, способствующих росту ин- теллектуального и культурного разнообразия человечества. Государство, которое необходимо для решения этих проблем, видится эффективным и способным справиться с задачей налаживания саморегуляционных про- цессов в культуре в период происходящих в ней сложных трансформаций и формирования новых требований к самому государству в эпоху глобаль- но-локальных перемен. 4. Культурная политика как фактор устойчивого развития России Реалистическое определение задач, стоящих перед Россией, требует ответа на множество вопросов. Как сложатся судьбы России в то время, как западный мир перейдет в постиндустриальное состояние, какие проти- воречия будут наиболее острыми, может ли Россия претендовать на свою уникальную роль в мировом развитии, - большинство такого рода вопро- сов, на ближайшее время останутся, видимо, открытыми. Уходит в про- шлое целая историческая эпоха, и контуры будущего пока не ясны. Россия находится в поиске пути развития, не нарушающего ее само- бытности и духовности. При этом предпочтение отдается скорее не вос- 57 точному, а западному варианту. Проблема же состоит в том, "можем ли мы цивилизироваться, т.е. создать современную экономику, современное государство, и прочее, сохранив верность культурной традиции... мы осо- бая часть Запада", - отмечает В.М. Межуев. - "Экономика, пусть самая рыночная и либеральная, не решает проблемы свободы и равенства, права народа и людей жить по своему усмотрению. Это довод не против эконо- мики, а в защиту политики, ориентированной не только на экономические, но и на иные приоритеты - экологические, культурные, моральные и пр."1. Учет социокультурных факторов, сохранение культурного своеобра- зия становятся важными компон