Эксклюзив
Ивашкин Александр Владимирович
21 октября 2020
5456

Как в Приморье стабилизируется коррупция в конфликте интересов корпоративного права, инвестиций и оффшоров,а также о пользе института информаторов в секторе финансов и не только

Main %d0%98%d0%92%d0%90%d0%a8%d0%9a%d0%98%d0%9d 2020 1

Председатель НП «Лига финансовых институтов», член Общественного совета при УМВД по Приморскому краю, независимый эксперт, уполномоченный на проведение антикоррупционной экспертизы НПА Минюста РФ, член межведомственной комиссии по защите прав Потребителей при Правительстве ПК Александр Ивашкин.

Данное интервью публикуется с комментарием профессора ДВФУ, доктора юридических наук Виталия Анатольевича Номоконова.

 Основой этого материала послужили вопросы известных дальневосточных журналистов и редакторов о коррупции, о моем профессиональном взгляде, представлении о ней, пользе (?) или вреде ее и почему как всегда –«Каков поп таков и приход»?

- Коррупция и что мы под ней понимаем?

— Это настоящий «бич» современного общества, влияющий практически на все без исключения сферы нашей повседневной жизни.

- Что следует понимать под определением «коррупция»?

-У короткого латинского слова «corruptio» есть около десятка прямых переводов-синонимов на русский язык, которые означают - «разрушение, разложение, гниение, испорченность, извращение, искажение». То есть, ничего хорошего не означают изначально. Если все эти синонимы обобщить в юридический контекст, то коррупция (кратко) — это злоупотребление (паразитирование) доверенной властью (должностью) ради какой-либо выгоды, и не обязательно материальной.

 В России согласно Федеральному закону от 25.12.2008 г. № 273 «О противодействии коррупции» под этим злом современного мира понимается несколько более конкретно определенных ситуаций        – «…злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера…». При этом мы все понимаем, что «уровни» такого вида коррупции отличаются друг от друга кратно, т.к. бытовая, деловая и властная коррупция — это совершенно разные масштабы, в том числе и используемых «борзых щенков» и получаемых (в злоупотреблении) материальных и нематериальных выгод.

  - На Ваш взгляд понятие «коррупционное преступление» может иметь четкое определение?

- Увы, оно, скорее, расплывчатое и носит форму общего значения, поэтому до сих пор не имеет отдельного определения. Возникает вопрос - почему в российском законодательстве в принципе отсутствует понятие «коррупционного правонарушения»? Предполагаю, что законодатели наши на это ответят очень просто - действующее законодательство, нормативные правовые акты и судебная практика в достаточной мере обеспечивают правовое регулирование противодействия коррупции. Но ведь это совсем не так!

Именно по этой причине (из-за отсутствия четкой формулировки «дефиниции» (смысла) «коррупционного преступления») за коррупционные преступления можно получить наказание как по Кодексу об административных правонарушениях, так и по Уголовному кодексу (уголовной, административной, гражданско-правовой или дисциплинарной ответственности). Не правда ли, здесь заложена какая-то «двусмысленность» закона, отсутствие целеполагания и конкретики, странная медлительность законодателя или (не дай Боже) умышленный замысел?

А может, это своеобразный (скрытый от общественного мнения) механизм контроля над коррупцией? В любом случае этот щекотливый юридический казус ставит независимые и честные суды в двусмысленное положение, придавая им элемент коррупциогенности. Именно по этой причине, из-за различной квалификации содеянного -украл мешок картошки или миллион из бюджета - в одном случае штраф, в другом - тюремный срок.

Параграф 1

О земляках хабаровских и событиях, разворачивающихся там, заново о «Хаяттах», предпринимателе Ёкубе Фозилове и ИИ в судах будущего времени.

- Что называется «…закон, что дышло...». А как такое «правосудие» может влиять на действия судов, как ключевых органов государственной власти в борьбе с коррупцией?

- Разумеется, ничего хорошего в этом нет. Опять же, если взять правоприменительную практику того же Приморья, всегда столкнешься с тем или иным нарушением прав и свобод граждан, бизнеса или чиновничьего люда. Это завсегда обрекает экономику на деградацию, дискредитируя действующую судебную систему и государственную власть любого уровня (см. пример «Хаяттов» ниже). Перед коррумпированным аппаратом граждане, действительно, чувствуют себя беззащитными заложниками обстоятельств.

 Если сделать контент-анализ, то критических высказываний граждан и бизнеса о судебной коррупции на Дальнем Востоке предостаточно, а вот информации или публичного разбора материалов о таких нарушениях, в которых бы фигурировали судьи, по-прежнему очень мало. Неужели утверждения руководителей судебных властей Приморья и ДВФО о том, что в судах коррупция как таковая отсутствует, верны на все сто процентов или тайна «цеха» должна быть всегда за семью печатями, а суды умышленно закрываются от публичного обсуждения их деятельности? Правда это или нет, но такого рода диссонансы мнений заставляют крепко задуматься. Не потому ли в открытом доступе отсутствует любая официальная аналитическая информация об уровне коррупции в судебной системе?

По служебным и частным делам, мне приходилось третьей стороной (по служебным только истцом-ответчиком) отстаивать в судах различных инстанций «наезды» ( иски на несколько миллионов) обнаглевших банкиров на СМИ (за размещение в тех самых СМИ моей информации о шельмовании клиентов, скрытыми процентах и комиссиями и о плутовстве этого финансового» жулья), а также выступать экспертом и консультантом при составлении исков с моими коллегами-адвокатами и единомышленниками для тысяч граждан Владивостока, Находки и Уссурийска, обманутых на многие миллионы рублей и оказавшихся в беде, попавших в кредитное рабство, доведенных коллекторами до психологического ступора или просто по латентным случаям страховщиков с навязанными услугами по ОСАГО.

  Так вот, по-моему мнению, непредсказуемость некоторых (справедливых) тех или иных решений всегда останется загадкой (и не только для меня).

  Переходя от темы применения (быть может в будущем) ИИ к нашим сермяжным дням, просто обязан привести самое резонансное дело подобного рода в Приморском крае об изощренном издевательстве над невиновным, пострадавшим от беззакония, самоуправства, злоупотребления полномочиями судебной власти, и вынесения незаконных, некомпетентных, неграмотных и коррупционных судебных решений. Это скандальная следственно-судебная история дальнереченского предпринимателя Ёкуба Фозилова, на протяжении пяти лет подвергавшегося незаконному уголовному преследованию, и в итоге получившего оправдательный приговор! В числе важных обстоятельств этого дела - все процессуальные решения по данному делу принимались сотрудниками полиции, и они каждый раз усиливали меры пресечения, но никак их не смягчали.  

Параграф 2

Коррупция 90-х, ее связь с нашим временем и непростой судьбой и будущим каждого из нас.

 - Удалось ли переломить ситуацию с коррупцией по сравнению с 90-ми годами?

- Строить параллели между коррупцией 90-х и нынешними временами это и ирония, и сарказм одновременно. Потому как в 90-е годы во главе угла был поставлен громкий лозунг для всех - «Обогащайтесь!», вот только понимание «коррупции, как системы» в те, переходные для страны, времена отсутствовало. Два понятия – «мздоимство» и «лихоимство», иными словами- «чиновничье предпринимательство», было как само собой разумеющимся и приемлемым. Но базовые правила конвертации «денег во власть и наоборот» тогда только нарабатывались и оформлялись в виде громких избирательных кампаний. Но надо понимать, что в 90-е интересы государства были невнятные и неоформленные, применительно к служащим и целым подразделениям исполнительной власти. Поэтому, чиновник служил своему начальнику, самому себе, своим друзьям и не видел в этом никакой моральной проблемы.

Благодаря этому обогащались все «кто как мог» - чиновники, должностные люди, силовики, судейские, прокурорские, банковские и финансовые клерки. Схем было немерено. Самым простым и популярным в те времена являлось загнать какое-нибудь предприятие (свое, где ты работал, или чужое) в условные долги и выкупить его за копейки со всем имуществом и задолженностями, а затем передать на процедуру банкротства.

Более сложными схемами были - работа через фондовый рынок, где без участия чиновников (за их «интерес») нечего было и начинать. Зато потом полученный куш в виде огромнейшего актива (к примеру - рыбодобывающей компании) с валютоёмкой продукцией окупался почти мгновенно.

 Коррупция в регионе стала явью, когда развилась система устойчивых криминально - административных коррупционных сообществ. Структурно такое сообщество состояло из группы «связанных одной целью» (обогащение!!!) чиновников, принимающих нужное и «правильное» решение, коммерческой структуры, которая конвертировала эти решения в деньги и выгоды, а также обязательной группой поддержки и защиты, в которую входили силовые, финансовые и судебные чины.

  Пожалуй, тот период был для Приморья своеобразным временем хаоса и беспорядка, бандитизма и жестокости. Открытая коррупция, различного рода услуги силовых «крыш», передел собственности, показное богатство новых нуворишей и разборки с журналистами "по понятиям" - все это конечно было и явно сейчас исчезло, но оно в какой-то степени и укоренилось. А поскольку наше «настоящее» заложено было тогда в 90-е, мы сегодня пожинаем плоды тех давних времен…

Мы же не можем от них отмахнуться и просто сказать, что в 90-е было плохо, а теперь хорошо. А если учесть, что нынешняя политическая и бизнес-элита Приморья — это совсем не пришельцы с других планет: они были сформированы как раз 90-ми, тем проклятым и одновременно «святым» для успешно поднявшихся временем, и являются его наследниками, часть из них спокойно доживают сейчас на пенсиях или за рубежом потому как по некоторым составам их нарушений срок давным-давно прошел.

У нашего времени уже сформировалась другая, более цивильная и гламурная оболочка с необходимыми для этих целей атрибутами - депутаты, губернаторы, мэры, главы, спонсоры, олигархи - «элита», как они сами себя называют, одним словом. Поэтому отвечая на вопрос о переломе ситуации в сравнении с 90-ми я бы сказал так – гидра эта хитро спряталась и ушла в тень, но ее рефлексы, системность, методы и стиль стали более внушительными , многогранными и ухищренными. Вот только уличная преступность по сравнению с теми годами сократилась кратно. Реальный криминал давно уже перешел на уровень «высоких кабинетов», «хлебных мест» или стал «слугой народа» …

Параграф 3

Как измерять эффект от борьбы с коррупцией или о том, как на долгие годы депутаты ЗАКСа Приморья подмочили свою репутацию.

- Борьба с коррупцией, равно, как и «громкие дела», приносят ощутимые результаты для Приморья?

- По большому счету, основная задача всех властей после АТЭС-2012 до сих пор остается актуальной - закрепление на экономической карте АТР Владивостока со всеми вытекающими последствиями. И прежде всего создание устойчивого и благоприятного инвестиционного климата. Поскольку долгое время успехи приморских властей обеспечивались колоссальными федеральными вливаниями, перед властями региона была поставлена задача - не только сделать Приморье привлекательным для инвесторов и утвердиться в статусе восточной столицы России, но и параллельно, решая социальные вопросы, проводить политику декриминализации региона.

Опять же, если точкой отсчета взять 2012 год, когда Президентом страны была поставлена задача декриминализации ключевых отраслей экономики края (лес, рыболовство, автомобильный бизнес, финансово-кредитная сфера и топливно-энергетический комплекс) с одновременным искоренением криминала и коррупции, то по прошествии 8 лет все же кое-что удалось сделать в этом направлении.

 - Что именно?

- Прежде всего, в определённом смысле, у моих земляков произошел некий позитивный сдвиг в общественном сознании в части того, что федеральные власти обратили внимание на серьезность вызовов, поставленных местными «особенностями» криминальной и коррупционной среды.

Хотя есть и другая точка зрения - когда власти говорят, что борются с «гидрой», а в это же время позволяют другим (полагаю весьма высокопоставленным) коррупционерам уйти от ответственности. Это как раз и создает восприятие безнаказанности за коррупцию - кому можно, а кому нельзя быть в Приморье «выше Цезаря».

Проще говоря - Quod licet Jovi, non licet bovi, что позволено Юпитеру, не позволено быку. Простейший пример – отели «Хайятт», один их которых воздвигнут на руинах действительно украшавшего Владивосток вокзала прибрежных сообщений.

Отели «Хайятт» должны были стать первыми пятизвёздочными гостиницами во Владивостоке, но они не достроены до сих пор. Миллиарды бюджетных средств, выделенных на их строительство, бесследно исчезли. По сути - такого рода безнаказанность, куда были вовлечены (в качестве размазывания на групповую ответственность?) депутаты Приморского ЗАКСа двух созывов подряд своим непонятным порывом и стадным инстинктом (мол в толпе затеряюсь) —голосовали за выделение миллиардов недостроям во чтобы то ни стало. Или это был на то время прямой сигнал для потенциальных коррупционеров. Им как бы сказали – «ОБОГАЩАЙТЕСЬ!!!» На тот момент надо было проверить компетентным органам на «полиграфе» мотивы всех и каждого депутата, участвующего в тех вакханалиях голосования. К счастью, некоторые «слуги» народа по разным открытым по ним уголовным делам уже получили реальные наказания за другие их делишки, связанные с коррупционными проступками. А другие наверное (те самые) до сих пор думают –«Бог не выдаст, свинья не съест».

Быть может, в антикоррупционные сети по гостиницам и различного рода недостроям в Приморье попала «коррупционная плотва», а некоторые персонажи отсиживаются под домашними арестами из-за «отсутствия» доказательной базы, но акулы то…акулы…они плавают, как и прежде!?

                                      Параграф 4

          О деофшоризации экономики Приморья

-А что не удается в этом направлении?

 - С точки зрения финансиста, самую большую угрозу для экономики (равно как и для процветания коррупции) сегодня представляет взаимодействие бизнеса с офшорными юрисдикциями в любых ипостасях. Что в том хорошего, когда почти половина крупнейших предприятий края зависимы от офшорного влияния этих т.н. «налоговых гаваней»?

Офшорные предприятия (со скрытыми собственниками-бенефициарами), по сути, уворовывают налоги за счет недоплат в бюджеты тех территорий, где делают свой бизнес. Пример тому - нынешняя спорная ситуация «FESCO-ВМТП» во Владивостоке.

 А сказки про то, что «офшор», как и смена гражданства собственниками такого рода предприятий, это хорошо и якобы способствует привлечению инвестиций - пусть такого сорта информацию «хозяева жизни» оставят для неумных властей, налоговиков и «неподкупных» СМИ! И то лишь в том случае, ежели все перечисленные не «в доле».

Любые финансовые потоки, цель которых - сохранить секретность и избежать корпоративных налогов, как бы усугубляют «финансовое проклятие», порождают еще большее неравенство, делают ту страну, где офшоризация процветает, более уязвимой для кризисов, нанося несоизмеримый политический вред, потому что «засекреченный» капитал проникает и в политическую систему.

  По большому счету сегодня в мировой финансовой (читай-инвестиционной) практике не считается мейнстримом (как прежде в 90-е) успешное ведение бизнеса, если есть малейшие подозрения об умышленных налоговых недоплатах, инструментом чего и является, по сути, предприятие, так или иначе связанное с офшорами.

А в связи с тем, что международная финансовая отрасль сейчас делает ставку на технологии блокчейна, где каждая финансовая транзакция становится прозрачной, то вопрос о «тайнах» того или иного предприятия с участием офшора в любом случае выплывет (это вопрос времени) и власти будут вынуждены проводить деофшоризацию приморской экономики из-за наступления проблем с ней, с одновременным созданием экономических и политических гарантий для института собственности, поскольку это затронет интересы многих влиятельных граждан региона и крупных "деятелей" страны.

Отдельно хотел бы высказать свое глубокое разочарование некоторыми участниками международного финансового сообщества(банки), которые на фоне общей тенденции сворачивания деятельности бизнесов с т.н. «налоговыми гаванями» до сих пор продолжают открыто поощрять такую деятельность, держа корреспондентские счета «лоро-ностро» своих финансовых институтов в этих юрисдикциях.

 Хотя, капля камень точит - любимая российскими нуворишами Кипрская офшорная гавань (а любимой она стала из-за мягкой регуляторики в плане происхождения денег) с ноября прекращает предоставление кипрского гражданства для россиян, желающих получить кипрский паспорт в обмен на «инвестиции». Сиречь, вложение наворованного в свою неподсудность российским законам… Наличие такого гражданства ранее позволяло не только осуществлять «серые» сделки, но и выводить средства в офшоры. При этом «русские деньги», которые идут из стран СНГ, сегодня считаются по кипрским понятиям «токсичными», потому что их происхождение не всегда известно, либо такие деньги связаны с людьми, работающими на госкомпании, или принадлежат политикам.

 

Параграф 5

Как с Властями и госорганами мы пытались пройти финансовый кризис 2008 года, и что из этого вышло.

- Расскажите о «Территории доверия» и о присвоении впервые в России Финансовым Университетом при Правительстве России Владивостоку -звания «финансово-продвинутый город» !

 

-Здесь, пожалуй, стоит вспомнить моменты становления нашей организации в 2007 году за год до мирового финансового кризиса. С момента образования до 2017 года в наше партнерство входило около 150 финансовых учреждений ДВФО ( Владивосток, Приморье ,Хабаровск, Магадан, Камчатка и Сахалин), каждая из которых на месте решала задачи своего бизнеса и продвигала «финансовую грамотность» населения и предпринимателей. С наступлением кризиса 2008 года тогдашний мэр Владивостока Пушкарев И.С. с огромным вниманием отнесся к разработанной нами программе - «Работа администрации г. Владивостока по вопросам повышения финансовой грамотности населения города и формирование положительного образа финансовой столицы Дальнего Востока на период — 2012-2017 годы», а руководство ЗАКСа -Горчаков В.В. и Текиев Д.А., а также бюджетно-финансовый комитет ЗАКС Приморья (Ахоян Г.Ц.) в 2009-10 годах очень серьезно поддержали наши инициативы по программе «Территория доверия» с проведением выставок «Финансовый супермаркет, а также проведения впервые в России краевой конференции «Финансовое образование населения как главный элемент системы экономической защиты прав граждан». Одновременно с этим нами были написаны три небольших брошюры-«Как не попасть в кредитное рабство», «Как выжить в условиях финансового кризиса», «Семь путей решения жилищной проблемы».

Эти брошюры, изданные из средств американского гранта USAD 25 тыс.тиражом, распространялись буквально как «жареные пирожки» и совершенно бесплатно через МО, ВУЗЫ, а также просто на улице. Одновременно нам неоценимую помощь и поддержку стали оказывать два ведущих ВУЗа Владивостока - ВГУЭС (ректор Лазарев Г.И., директор института Латкин А.И.) и ДВГТУ (ректор Фаткулин А.А., проректор Гридасов А.В.) в дальнейшем к этому направлению был подключён ДВФУ (Ученый секретарь Гридасов А.В.).  Мощную поддержку мы получили также от действовавших на тот момент губернатора Дарькине С.М. и вице-губернатора Костенко А, И. К этой программе сразу же были «подключены» УФНС Приморья, ПФР Приморского края, Роспотребнадзор (Маслов Д.В), совсем неожиданную и серьезную помощь мы стали получать от Общественного Совета УМВД , Сбербанка Приморья (Долгова О.В., Бакланова Е.Ю) и ВДЦ «Океан» (Жадько П., Мирзоевой Э.В.) и практически всех местных приморских электронных и печатных СМИ.

 Суть той широкомасштабной программы, реализованной в Приморье, было – создание сообщества предприятий, банков, страховых и инвестиционных компаний, кредитных кооперативов, консалтинговых и юридических фирм, граждан, доверяющих друг другу, работающих не на принципе «заработал и забыл как», а на принципе ответственного подхода друг к другу. В этой схеме нет места «рабовладельческим банкам», «черным» брокерам, фирмам «однодневкам», организациям, стремящимся заработать любой ценой, и мошенникам. Здесь нет места тем, кто не хочет работать долго, и тем, кто не дорожит своим именем. Доверие Клиента – самый ценный актив любой финансовой организации – основной капитал Финансиста. Защищать и беречь его – задача финансистов.

Результат реализации программы не преминул себя ждать – Финансовый Университет при Правительстве России в 2015 году поставил Владивосток на первое место в России в рейтинге «финансовой грамотности»! Владивосток и Приморье стали весьма гордиться этим обстоятельством, а зарубежные партнеры Приморье из стран АТР благосклонно напоминали в течении долгого времени об этой высокой оценке Владивостоку. Если учесть, что с той поры в России «финграмота» не ранжировалась никогда, то мы пятый год удерживаем пальму первенства в России. В том числе и наша работа способствовала тому, что главный финансовый орган ДГУ Центробанка был перенесен из Хабаровска во Владивосток. 

 Я бы не стал так подробно обо всем этом рассказывать если бы не одно обстоятельство - противником всей нашей деятельности выступил ГУ ЦБ РФ по Приморскому краю, во главе со всем его руководством. Наши письменные обращения и телефонные звонки с просьбой о том, чтобы ГУ хоть каким-то боком обозначил свое участие в реализации программы «Территория доверия», блокировались секретарями, просто упирались в игнор и в жестко-тупое молчание. Мы тогда стали только догадываться - почему.

 

Параграф 6

О чем поведал в далеком 2016 Приморский Прокурор Сергей Бессчасный и как это отразилось на финансовой отрасли края.

 

29-30 сентября 2016 года во Владивостоке был проведен семинар -совещание с руководителями правоохранительных органов Дальневосточного Федерального округа. Принять участие в этом масштабном мероприятии пригласили и меня. Более всего на тот момент произвело впечатление выступление Приморского Прокурора Сергея Бессчасного, который открыто и впервые за весь рыночный период банкинга Приморья в своем докладе чохом объявил финансовую отрасль Приморья коррупциогенной. Такие серьезные заявления подобными госорганами делаются лишь в том случае, если есть достаточный накопленный прокуратурой материал.

Для меня тогда сразу как бы стало очевидным тот игнор, который демонстрировал к нашим инициативам по финграмотности и проекту «Территории доверия», многие годы подряд г-н Рудько-Селиванов. И что самое любопытное в своем выводе после прослушивания этого доклада сделал я и около сотни моих коллег - а ведь после увольнения сего Центробанковского клерка из системы банковского надзора - в Приморье вдруг прекратились крупные банкротства банков и страховых компаний, КПКГ и МФО.

Финансовый воздух в Приморье стал свежим, чистым и правильным. С 1996 года по 2014 год (времена руководства Рудька-Селиванова ГУ) каждый год банкротились от 5 до 7 банков ежегодно. С 2016 по н.в. ни одного! Отдам должное нынешним руководителям ДГУ Центробанка в их особой заботе о финансовых организациях и совершенно законных методах надзора и регулирования. Ну, а дела минувших дней «за давностью их совершения» и с учетом накопленных папок где-то стали лежать (полагаю) на долгие времена под грифом «секретно», как впрочем и на других персонажей из 90-х в архивах Прокуратуры.( См.Параграф 2-Коррупция 90-х, ее связь с нашим временем).

 

Параграф 7

О мутации коррупции и совершенствовании получения подношений, кумовстве, как элементе бытовой коррупции.

- Есть ли в Приморье своя специфика в коррупции?

- Приморье, в силу «приграничного» расположения и наличия действующих международных переходов, морских портов и авиалиний действительно имеет особую, специфическую коррупцию. Такая специфичность отражается порой не самым лучшим образом на деловом и инвестиционном климате, но наиболее характерно она проявляется в таких сферах, как оформление морских биоресурсов, таможенное декларирование экспортно-импортных грузов. В остальном же - «стандартный» набор-«телефонное право», «распилы» бюджета, «откаты» от госзакупок, земельные махинации, а также непрозрачный расчет тарифов за отдельные виды услуг у коммунальных и энергетических монстров - водоканалы, мусор, теплоэнерго, Управляющие компании и прочие «пиявки» на шее народной, где в себестоимость тарифов могут вгоняться финансистами не только расходы, связанные с производственной деятельностью, но и аллоцированные и косвенные расходы.

  - Как со временем мутируют преступления коррупционной направленности?

 - Как сказал великий Ли Куан Ю-«Человеческая изобретательность практически бесконечна, когда дело касается конвертации власти в личную выгоду». Механизм подкупа мутирует, изменяет виды и формы, порой нарушая зыбкую грань между определением «преступление» это или «коррупция»?

Традиционные ее виды в виде взяточничества в конвертах (хотя, о чем это я – нынешние взятки иной раз с трудом помещаются и в багажник автомобиля?!) уходят в прошлое и замещаются другими формами - электронными кошельками, переводами через различного рода платежные системы, офшорными транзакциями и др. То есть, всем тем набором финансового инструментария, где невозможно отследить фактуру транзакции и бенефициара такого вида подношения.

Параграф 8

Бытовая коррупция и чем она опасна? Почему люди врут в судах, а также о частной версии этого существующего до сих пор недоразумения. ГИБДД и ДПС выступили стражами борьбы с бытовой коррупцией.

 -В наших судах гражданам можно врать, не опасаясь никаких последствий. Это проверено моей жизненной практикой. Дико звучит, но как только изначальная причина спора (обычное ДТП на дороге), повлекшее  материальный ущерб истца) была дезавуирована судом, ответчик начинал предъявлять новые надуманные претензии и подгонять события под  выдуманные обстоятельства  устроенного им ДТП. Вы спросите: как же уголовная статья за ложные показания? Отвечаю, она распространяется на свидетелей и экспертов. Но никак не на истца и ответчика.

Почему во всём цивилизованном мире участника судебного процесса наказывают за ложные показания, вне зависимости от его статуса, а у нас – нет? Ведь правда может быть только одна. В других небольших оффшорных юрисдикциях (в судебных процессах которых мне приходилось принимать участие) каждый участник процесса, сообщающий под присягой какую-либо информацию, осознает, что несет ответственность за неё, вплоть до уголовной. Это приводит не только к уважению такого правосудия, но заставляет иначе думать твоему сознанию. Врать не должно быть выгодно, потому как это элемент бытовой коррупции.

Или такая псевдоправовая норма оставлена умышленно законодателем, чтоб поощрять изворотливость определенного сорта граждан?

Коррупция- это не только воровство чинушами на «Хаяттах», коррупция иногда вытекает просто из уклада жизни. Об особенностях бытовой коррупции у нас в общем то не принято говорить, потому как это касается порой лично нас и вас (и меня тоже). Однако все же о ней следует немного рассказать, потому как для большого количества граждан такого рода коррупция называется по-другому - обязательным ритуалом или необходимым атрибутом взаимоотношений. Пышным цветом такого рода коррупция распространена в таких сферах как здравоохранение, образование, ЖКХ, различного вида регистрации и пр. Самое печальное - там ничего не меняется. Главная причина такого явления - невыполнение государством своих социальных обязательств, как бы грубо это ни звучало.

Именно на бытовом уровне формируется порой негативное отношение граждан к власти в целом, создается представление в массовом сознании о ее продажности и коррумпированности. В результате постепенно может складываться стереотип коррупции как приемлемой формы разрешения всех жизненных проблем, размывается понимание общественной опасности этого явления, снижения порога моральной терпимости населения к взяточничеству и поборам.

 

Прорыв в борьбе с коррупцией есть и есть варианты борьбы с ней- информирование, но не «осведомительство»!?

О ДПС и ГИБДД Приморья.

-Вы удивитесь, но коррупция в основном взаимовыгодна. Оба получают какое-либо благо, и поэтому интерес каждого- молчать. Почти всё, что в итоге выявляется и пресекается, — следствие чрезмерной жадности и наглости — верхушка айсберга.

Возможно, самый большой прорыв в части искоренения бытовой коррупции, на мой взгляд, сейчас осуществляют ставшие массовыми МФЦ и Госуслуги, доступные даже через интернет. Именно повышение прозрачности государственных структур и свободный доступ граждан к информации делают невозможным некоторые виды бытовой коррупции. Та самая обычная «благодарность», вошедшая в привычку, сама по себе становится «неприличной» или «неуместной», как, впрочем, и «кумовство» на работе, либо получение каких-то поблажек-преференций.

Т.н. «спецы» по коррупции связывают бытовой «коррупционный менталитет» с очень стойким, уходящим в давние времена и «усовершенствованным» в двадцатом веке принципом «свой-чужой».  Ремонт машины, решение о выдаче квартиры, контракт на госзакупках, и любая должность — всё это для своего человека выйдет быстрее, дешевле и качественнее. Чужому всё надо заслужить, даже если он изначально имеет на это право. А теперь подумайте- почему получая власть любого уровня, человек уже имеет установку от окружающего общества — сначала позаботиться о своих родных, близких и знакомых, а затем об остальных, до которых дело доходит редко.

В моем представлении наше «прошлое» в нас породило какой-то подсознательный страх и полную неприязнь к осуществлению некоторых вполне нормальных обязанностей. И если в  тех же западных странах осведомительство воспринимается само собой, то в России это до сих пор считается подлым «стукачеством» из 30-х, которое с принципом «свой-чужой» образует гармоничную смесь.

  То есть я, будучи, например, чиновником низшего звена, не стану заявлять о коррупции коллеги, потому что он свой, а я не стукач. Но давайте сознаемся. уважаемый Читатель, -такое информирование не считается стукачеством по сути, и это ведь правда. Стукачество – это, когда доносили на своих коллег и соседей о том, какое радио они слушают и какие у них убеждения. А тут всего то просить сообщать о вещах, которые важны для всех- см.пример бытовой коррупции, или производство некачественного питания или...

…Хочу отдать должное и выразить свое почтение руководству ГИБДД Приморского края, которые воспитывают в автолюбителях необходимое правосознание и которые смогли за короткое время избавиться от нечистых на руку сотрудников ДПС, воспитав их совсем неудобными и опасными для тех, кто хотел бы «договариваться» с ДПСниками. Договариваться сегодня или давать в руки денежные знаки сотруднику при исполнении им служебных обязанностей стало опасно и очень вредно, т.к. за попытку дачи взятки полагается штраф от 500 тысяч до 1 млн. рублей вплоть до лишения или лишения свободы на 8 лет.

Кроме того, Приморское ГИБДД заслуживает особой похвалы от автолюбителей за внедренные процедуры регистраций, перерегистраций автомобилей, и получения (смены) водительских удостоверений. Эти процедуры стали эффективнее и с меньшими затратами времени. В прошлом году мне пришлось менять права -10 минут (!), и регистрировать машину - 17 минут (!). Так УМВД Приморского края способствует искоренению бытовой коррупции и способствует ее профилактике.

Параграф 9

О двойственной политики в управлении Приморским краем-«Пчелы против меда» и УМВД.

- Насколько сегодня совершенны антикоррупционные законы и что необходимо менять в законодательстве?

- Как вы понимаете, все принятые до настоящего времени антикоррупционные законы зияют дырами. А решимость и воля порой явно грешат декларативностью - борьба с коррупцией не может ограничиваться написанием бумаг, созданием программ и концепций.

Злоупотребления должностями, равно как и законодательные несовершенства, приводят к тому, что возникающие вопросы и проблемы для бизнеса и граждан порой легче решать путем откатов и подношений. На примере приморских «Хайятт» всем нам был дан наглядный урок того, как причастные властные структуры и выборные органы старались «загасить» коррупционный скандал и «не выносить сор из избы», «замыливая глаза» разъяренной общественности, задающей неудобные вопросы по исчезнувшим краевым деньгам.

Самое неприятное в этой истории - что это является доказательством существования двойственной политики в управлении краем. Другими словами - противодействие коррупции отдано на откуп самим коррупционерам! «Пчёлы против мёда»! А ведь, по существу, именно общественный контроль и депутаты могли бы стать лекарством и от коррупции, и от мздоимства, и от неэффективного использования средств.

 - Как избежать коррупции в силовых структурах? Какие шаги предпринимаются?

 - То, что делалось и получает положительные оценки в части пресечения коррупции в органах полиции Приморья показывает, конечно же, время и то честно заработанное доверие, которое получила приморская полиция от жителей края. Это состоялось благодаря двум обстоятельствам. Первое -приморская полиция всегда высоко держала свою репутационную и профессиональную планку, и второе - проведена серьезная ротационная работа, что позволило на качественно новом уровне подбирать и расставлять кадры при назначении офицеров на руководящие и хозяйственно-распорядительные должности - с учетом их моральных качеств, профессиональной подготовки и уровня правовых знаний.

 

Параграф 10

Мое понимание роли финансистов в развитии финансового сектора Приморья и о внедрении института информаторов в банковской системе ДВФО?

 

- На ваш взгляд кто сделал больше всех для становления финансовой отрасли в крае, кто сумел не «запачкаться», не подпасть под влияние и искушения «золотого тельца» и заложить фундамент того уровня банкинга в крае, который сегодня работает, «как часы»? И были ли такие «спецы», которые тормозили и паразитировали на этом?

 

- В суровые 90-е, когда все сферы экономики Приморья были загнаны в «кризис неплатежей», подвергнуты умышленным банкротствам, когда за рубеж выводились огромные средства, а люди на Некрасовском путепроводе во Владивостоке жгли костры, большекаменцы пытались перекрывать Трансиб, а во Владивостоке веерно и подло без расписания «Дальэнерго» отключали электричество вечером целым микрорайонам (дети при свечках делали уроки, хозяйки на кострах во дворе разогревали вечерний ужин),) исключительно важную роль на тот момент сыграла финансовая отрасль, которая за короткий срок наладила в Приморье расшивку неплатежей, сумела сгруппировать финансовые потоки энергетиков, ЖКХ и водоканалов, и сделала самое главное - несколько сот тысяч бюджетников края (образование, культура, здравоохранение, госслужащие, милиция и пожарные и др.) смогли получать заработную плату вовремя и без задержек. Это предотвратило социальный взрыв в крае и значительно смягчило плавный перевод приморской промышленности на рыночные рельсы.

 Состоялось это благодаря управлению финансами края талантливому финансисту и организатору, создателю и первому руководителю Приморского казначейства, бывшему первому вице-губернатору 90-х Садомскому Николаю Григорьевичу. Это было самое тяжелое время для жителей Приморья, для самого Н.Г. (как мы все его почтительно называем до сих пор) и для нас, его сотрудников, работавших рядом с ним.

Отдельная история - как Н.Г. спасал местные Приморские банки во времена дефолта 98 года. Не в пример этому в те времена в ГУ ЦБ происходили совершенно непонятные управленческие «финты» и «выверты», связанные с осуществлявшимися «тихой сапой» банкротствами банков и филиалов нерегиональных банков.  Тогда еще никто не понимал, что на самом деле и почему происходит.

Также, как не понимали - кто за этим стоял, пока вдруг через череду банкротств некоторые здравые головы не пришли к выводу - что кто-то из ЦБ нашел себе кормушку.

Ведь  по действовавшей на тот момент инструкции ЦБ №75И  руководством ГУ была выстроена хитроумная система банкротств –слабые кредитно-финансовые учреждения уничтожали через некорректно рассчитанные нормативы достаточности и искусственно созданные задержки перечисления денег через РКЦ, опять же подчинённые ГУ, а от нелояльных просто избавлялись, отбирая «законным способом» у акционеров их деньги. 

Здесь надо понимать одну вещь: на тот момент не было такой мощной нормативной базы ЦБ, которая смогла бы прекратить всю вредную деятельность этого Центробанковского руководства, и (буквально) неконтролируемой оргвластью над банкингом над Приморьем. Если учесть, что больше половины банков (из  75   с филиалами),  работавших в крае в 90-е,  были выведены в банкротство, то масштаб этого поражает. Теперь ты представляешь, дорогой Читатель, сколько банков и возможных инвестиций в регион мы потеряли благодаря этим «управленцам»?  

Потерянные таким образом деньги приморских акционеров  обанкроченных банков каким-то «чудесным» образом обогащали структуры, наверное, сумевшие найти подход и учесть интерес всех тех, кто осуществлял такие банкротства в ГУ ЦБ Приморского края. А банкиров, стоявших на позиции открытости банкинга к юрлицам и физлицам, четко и, по совести, взаимодействовавших с силовыми органами в случае финансовых и налоговых нарушений,  просто ЦБ на тот момент не аттестовывал и ломал им профессиональные карьеры.

С  2014 год этот подзасидевшийся персонаж был  освобожден  от ГУ ЦБ и в крае - какая ирония - прекратили рушиться банки!

-А были механизмы остановки такого безрассудного поведения Надзора в те времена?

-В недрах Центробанка в свое время обсуждали инициативу о внедрении института информаторов в банковской системе. Те же осведомители в США получают от 10 до 30% от суммы штрафа профучастника. Но идея пока в развитии. То, что происходило в 90-х и начале 2000 в банковской системе Приморья, в таком случае было бы закрыто мгновенно. 

Кроме того, внедрение института информаторов (whistleblowers) повысило бы доверие инвесторов к финансовому рынку ДВФО за счет наделения  участников финмаркета дополнительными полномочиями, модернизировало бы  финансовый сектор и отбивало охоту у нечистых на руку финансистов нарушать законы, однако нынешняя система не очень хорошо защищает права осведомителей, а это значит, что шансы для клиентов попасть в нечистые руки жуликов остаются реальными.

 

P.S. Этот опус-интервью о коррупции можно и не заметить, т.к. не являюсь профессиональным юристом, а только финансист, член (в некоторых организациях ассоциированный)  различных международных финансовых, инвестиционных, биржевых, экономических учреждений и профессиональных союзов, включая даже такие опасные и вредные для ЦБ и Минфина, как Криптосообщества стран АТР. Мне очень горько наблюдать, как коррупция не позволяет сделать за 3-5 лет из Владивостока уровень супер города и жемчужину России из-за некоторых проблем (см.выше каких).

Наши власти ,положа руку на сердце, еще не приступали реально бороться с коррупцией, а порой  фактически своими действиями поощряют ее, сами не являясь образцом честности. Стоит ли удивляться крылатой русской пословице «Какой поп, такой и приход»?

 

17-21 октября 2020 года

Владивосток- Tigre de Cristal Hotel & Resort- Б.Камень -Преображение - Арсеньев -Уссурийск-Владивосток.

 

Комментарий В.А. Номоконова, доктора юридических наук, профессора ДВФУ

Мой коллега и товарищ по Общественному совету при УМВД по Приморскому краю, думаю, сделал блестящий профессиональный и честный анализ по проблеме коррупции. И хотя он не юрист, а экономист, он верно отметил болевые точки , помимо прочего, также и правового регулирования и практики противодействия коррупции.

Ущерб от коррупции огромен и многообразен. Нет ни одной сферы общественной жизни, которая бы не страдала от коррупционной коррозии.

В экономической сфере  общий ущерб от коррупции на планете составляет более 7% мирового ВВП. Прямые потери от  коррупции составляют до 25% ВВП нашей страны, от 20 до 25 млрд. долл. ежегодно. В результате тормозится экономическое развитие, устраняется свободная экономическая конкуренция, устанавливается монополизм, ухудшается инвестиционный климат страны в целом и ее отдельных регионов. Кроме того, коррупция непосредственно влияет на рост цен на товары и услуги, существенно стимулирует рост теневой экономики.

В политической сфере главным следствием коррупции является разложение государства вследствие его захвата,  фактической приватизации частными корпоративными структурами. Государство вместо защиты общих интересов становится служанкой коррупционеров. Кроме того, подрывается доверие населения к власти, создается нежелательный имидж страны и ее руководства за рубежом. Подрывается принцип законности, гибнет правосудие.

В социальной сфере усиливается напряженность, так как из-за коррупции растут масштабы социальной несправедливости. Коррупция явно подрывает и общественную безопасность, так как вследствие ее распространения покрываются многие преступления, в том числе террористической направленности, наркобизнес, сексбизнес и  «крышуются» многие преступники и преступные группировки. Из-за коррупции не получают должного реагирования и факты грубого нарушения правил пожарной безопасности, дорожного движения и т.п.

В духовно-идеологической сфере усиливается терпимость к коррупции, которая все больше воспринимается общественным мнением как «норма жизни». Соответственно  в народе растет и правовой нигилизм. Определенную роль в живучести коррупции играют и многочисленные мифы.

 К сожалению, коррупция превратилась в общемировую глобальную проблему. По экспертным оценкам,  в коррупцию в среднем, вовлечена четверть населения Земли. Наиболее поражены коррупцией Либерия  Азербайджан. В  самой минимальной степени (до 1% населения) коррупция затронула Великобританию, Австралию, Японию, Финляндию. По данным   авторитетной международной организации «Международная прозрачность» (TI), наша страна, увы, пребывает в трети государств, наиболее поражённых коррупцией. У нас т.н. называемый «индекс прозрачности» (ИВК) в 2019 г. составил  всего 28 баллов (из  возможных ста), в то время как год назад был 28. Коррупционный рынок составляет до 80% от легального выпуска продукции. В денежном исчислении это, по оценкам Генеральной прокуратуры РФ, примерно  316 млрд. дол. в год. (Общемировой объем коррупции- 1 трлн. дол.). 69%  опрошенных в стране водителей признались, что давали взятки сотрудникам ГИБДД. 66% граждан уверены, что в декларациях чиновников представлена лишь малая часть их реальных доходов.

Наш край не изолирован от проблем страны и её болячек, включая коррупцию. С учётом интенсивных внешнеэкономических связей, масштабных дорогостоящих строек, т.е. с учётом большого  товарно-денежного потока, идущего через край, проблема коррупции здесь, пожалуй, обострена.  По оценкам прокуратуры края, наиболее подверженными коррупции продолжают оставаться бюджетная сфера, закупки, ЖКХ, миграция, здравоохранение, земельные отношения, оборот государственного и муниципального имущества.  Я бы сюда добавил обязательно внешнеэкономическую деятельность, лесную  и рыбодобывающую промышленность. За коррупционные преступления  недавно были привлечены к уголовной ответственности целый ряд вице-губернаторов, мэров, глав муниципальных образований,  ректор  и проректоры Дальневосточного федерального университета, начальники следствия и уголовного розыска УМВД по Приморскому краю, бывший спикер Законодательного собрания Приморья и т.д. Одно уголовное дело, связанное   с незаконным арестом и длительным содержанием под стражей  одного из предпринимателей, получило всероссийский резонанс. О нём упоминает и мой коллега. За время расследования названного уголовного дела под следствием оказались бывший руководитель Следственного управления УМВД по Приморскому краю и его заместитель, а также экс-начальник "лесного" отдела УЭБ и ПК УМВД по Приморскому краю. А в феврале 2018 года оперуполномоченный  этого же "лесного отдела" УЭБ и ПК по особо важным делам получил срок по приговору судьи Фрунзенского районного суда Владивостока за то, что требовал взятку 700 тысяч рублей с арендатора лесного участка.

О понимании коррупции. Надо сказать, что пока, несмотря даже на известное законодательное определение,  нет  должного адекватного представления о коррупции. Дело в том, что ФЗ № 273 говорит о коррупции не  как  о социальном явлении, а  как  об отдельном коррупционном деянии. Их нужно различать. Но и определение коррупционного деяния сводится к перечислению разных его форм. Все они заключаются,  применительно к физическим лицам,   в  незаконном использовании лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды имущественного характера либо  в незаконном предоставлении такой выгоды указанному лицу другими лицами. Обращает на себя внимание, что такая трактовка является более узкой по сравнению с той, которая даётся в Конвенции ООН против коррупции: там в конкретных статьях, определяющих конкретные виды коррупционных деяний, требующих криминализации, т.е. включения в уголовные кодексы, речь идёт о цели – при совершении указанных деяний - получения любого неправомерного, а не только материального, преимущества. В этой связи я бы поддержал предложения об уточнении законодательного определения коррупции как отдельного деяния и более широкой трактовке цели такого деяния. В этом плане я согласен с коллегой, который говорит о  целях коррупции как стремлении не только к материальной, но и нематериальной выгоде, что очень важно.

Что касается коррупции как  негативного социального явления, то в него входят: совокупность всех коррупционных деяний, все коррупционеры, а также целая  самостоятельная коррупциогенная система. Вот эта система часто ускользает из поля зрения аналитиков. Широкий размах и глубокое проникновение коррупции во все ткани общественного организма обязывает обратить внимание на систему коррупциогенных отношений, непосредственно провоцирующих коррупционное поведение.

Согласен я и с критикой неопределённости и двусмысленности ряда норм уголовного кодекса. В результате на практике нередко трудно разграничить преступления и административные правонарушения. Но и в самом уголовном кодексе есть статьи, которые не выдерживают критики из-за коррупциогенности, возникающей прежде всего в результате неоправданно широких дискреционных полномочий. Несколько лет назад из уголовного кодекса убрали нижние пределы наказаний по целому ряду статей и у судей объективно появилась возможность в самых широких пределах избирать меру наказания. Судьи могут по своему усмотрению теперь менять категорию тяжести преступления. Условные меры теперь можно назначать при осуждении аж до 8  (!) лет лишения свободы. Ну и самое печальное – конфискация по сей день не возвращена в уголовный кодекс как  полноценный вид наказания, а имеет другой, довольно странный, правовой статус  как некая  «иная мера» наряду с принудительными мерами воспитательного воздействия и медицинского характера.

Верно говорится о том, что коррупция сегодня стала другой. Экспертами предпринята интересная попытка периодизации развития коррупции в стране. На первом этапе (первая половина 90-х гг.) коррупция из эпизодического поиска незаконной ренты переходит на постоянную основу, становится массовой. На втором этапе (вторая половина 90-х гг.) коррупция переходит к взяткам в форме процента от сумм контрактов и договоров. На третьем этапе (рубеж 90-х – начало ХХ1 века)  широко распространяются рейдерство, оказание регулярных коррупционных услуг, роль основного корруптера переходит к организованной преступности. Четвертый этап (первая пятилетка 2000-х гг.) характеризуется оговоренными процентами от прибыли бизнес-структур, формированием коррупционных картелей. Пятый этап, переживаемый сегодня, отличается формированием коррупционной монополии, завершением захвата  и приватизации государства представителями групп специальных интересов экономической и политической элит. В результате социально деструктивных процессов возникает феномен несостоятельности государства, формируются клептократические основы политического режима. По мнению проф. О. Дамаскина, в стране закрепляется новое социально-экономическое образование, ориентированное исключительно на обогащение незначительной части общества за счет большинства граждан и ресурсное обслуживание мировой экономики.

Неэффективность усилий государства по противодействию коррупции объясняется, на мой взгляд, тем, что остаются нетронутыми ключевые коррупциогенные факторы. В основе эффективной антикоррупционной стратегии в России, должно лежать адекватное представление об особенностях причин коррупции. Последнее позволяет более глубоко и точно определить и основные направления стратегии борьбы с ней. Игнорирование названного обстоятельства может привести  лишь к имитации противодействия коррупции.

Представляется, что коррупция коренится, прежде всего, в деформациях политической сферы, деформациях государственной власти. Деформации эти достаточно существенны и достойно сожаления, что их по разным причинам опасаются называть.

Коммерциализация (приватизация) государства. В нашей стране,  результате перехода существенной доли государственной собственности в частные руки наше государство, декларируя приверженность  общим интересам,   трансформировалось, фактически, в государство защиты узкого слоя  новых богатых собственников, стало бизнес-проектом кланов, борющихся за власть и собственность  на всех уровнях:  федеральном, региональном и муниципальном.

Следует признать, что в результате политического противостояния в 90-х годах прошлого века победила идеология   буржуазного общества потребления с его приоритетом личного материального обогащения как критерием жизненного успеха.  Отменённая новой Конституцией государственная идеология де факто никуда не делась, только стала, хотя и официально не декларируемой, но    фактически буржуазной. Государственный переворот 90-х годов и последовавшее вслед за ним под ширмой приватизации разграбление страны мошенниками и коррупционерами привели к власти наиболее последовательных и решительных  носителей новой идеологии.

Само наше государство, как отмечает политолог Иноземцев, теперь стало коммерческим, т.е. системой, в которой формальные инструменты государственного управления полностью подчинены задачам умножения богатств его руководителя, приближенных к нему лиц, их друзей и родственников, а также и всех тех, чья политическая лояльность необходима «большому боссу» для поддержания своей власти и обеспечения собственной безопасности. Обогащение политической верхушки является высшей целью системы, а извлечение выгод из своего служебного положения — ее фундаментальным императивом[1].

Существенным коррупциогенным фактором следует назвать отсутствие реального разделения властей, провозглашённого Конституцией РФ и  явное доминирование исполнительной ветви власти над другими  её ветвями. Не вдаваясь в дискуссии, куда относить самого Президента с его администрацией, отметим, что если поставить их вообще над всеми ветвями власти, что в реальности имеет место, то мы получим, с точки зрения проверки на коррупциогенность, увы, утвердительный  ответ.

Отсутствие необходимой ротации, прежде всего, в высших эшелонах власти. Несменяемость в течение длительного времени руководителей страны недопустима  в силу явной коррупциогенности такой практики, ибо «всякая власть развращает». К сожалению, на мой взгляд, последние изменения в Конституции РФ, «обнулившие» все предыдущие сроки правления В.В. Путина  нельзя назвать шагом в направлении усиления противодействия коррупции по понятным причинам.

Разрушение демократических принципов управления и устойчивые тенденции авторитаризма, что  является следствием гипертрофии одной из ветвей власти и причиной роста коррупции.

Отсутствие прозрачности, скрытость властных отношений и принимаемых решений – не просто благоприятное условие или благоприятный фон коррупции, а ее самостоятельная причина.

Наличие теневой власти и «теневого права». Оно выражается не только в  прямом проникновении во  власть преступников, но и в других формах. Многие процессы в нынешней России, к сожалению, реализуются не в цивилизованном, открытом варианте, а под “ковром”, в теневых структурах и теневыми способами. Всё больше накапливается данных, свидетельствующих о формировании и деятельности параллельной теневой политической власти в России. Сегодня громадный рост теневой (криминальной) составляющей является нередко следствием того, что в неформальном процессе участвуют и формальные институты – аппараты президента, правительства, министерств, губернаторов или мэров и т.д. В последнем случае эти структуры действуют не на представительном или правительственном, а на неформальном, личностном уровне и (что является главным) и преследуют своекорыстные узко корпоративные цели. Специфика российской политической среды заключается в том, что неформальное поле стало едва ли не значительно сильнее формальных отношений[2]. Т.н. «теневое право» («понятия») является неформальным регулятором общественных отношений и реализуется в  скрытом противоправном поведении должностных лиц[3].

Коррупциогенность законодательства. Несмотря на наличие института антикоррупционной экспертизы, в действующем законодательстве можно обнаружить немало явно коррупциогенных норм. Об этом я выше уже говорил.

Отсутствие контроля гражданского общества, как и, фактически, самого гражданского общества. Общественные палаты и  общественные советы, к сожалению, либо не имеют полномочий по контролю деятельности чиновников либо являются  фактически декоративными.      

Отсутствие личного примера скромности  многих руководящих лиц, о роскошных особняках и прочих дорогостоящих атрибутах которых громко и давно заявляют СМИ и Интернет-материалы. Добавим к сказанному невразумительную и неадекватную реакцию  самих фигурантов журналистских расследований и отсутствие какой-либо внятной реакции правоохранительных органов.

Немаловажным коррупциогенным фактором является слабость антикоррупционной активности со стороны государства, которая  способствует усилению процесса коррупционной активизации в государственной жизни российского общества (во всех ветвях и на всех уровнях власти).

Государственное противодействие коррупции, к сожалению, до сих пор  практически не затрагивает главную экономическую её причину – теневую экономику, удельный вес которой, по экспертным оценкам, недопустимо велик и  прямо угрожает национальной безопасности страны. Так, по данным Росстата, объем  теневой экономики по итогам 2018 года составил более 20% от внутреннего валового продукта, что в численном выражении составило более 11 трлн. руб. По сравнению с  остальными странами  мы вошли в пятерку государств с максимальной теневой экономикой. Хуже, чем в РФ, ситуация обстоит только в Украине, Азербайджане и Нигерии[4].  По данным  же международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA), ситуация у нас ещё серьёзнее: объем  российской теневой экономики составляет 33,6 трлн. руб., или 39% от ВВП страны. Ни Национальная стратегия, ни Национальные планы противодействия коррупции даже не упоминают об этом  серьёзнейшем источнике  последней.

Существенный коррупциогенный фактор –  сильнейшее имущественное расслоение населения. Это -  проявление социальной несправедливости и мощнейший фактор роста социальной напряжённости. Здесь мы тоже, если и  не впереди планеты всей, то движемся в этом направлении. Пять человек в стране стали в 2019 г. богаче всей остальной России в полтора раза.  За чертой бедности  живет уже 12 млн. человек, а в состоянии бедности - больше половины населения страны.

Обращаясь к духовной сфере общественной жизни, мы обнаруживаем некий «синдром продажности»: каждый стал  уже  как бы предметом торговли в стремлении «продаться подороже». В общественном сознании российских граждан мы сейчас наблюдаем две взаимосвязанные социальные установки. Одна из них – это коррупционная зависимость, при которой коррупция воспринимается как неотъемлемый атрибут образа жизни в России. Такое восприятие и соответствующий образ жизни нередко неправильно называют «социальной нормой». Полагаю, что «массовое» или «массовидное» не есть синоним «нормальности». В противном случае мы придем к парадоксальному выводу о том, что в России закон борется или пытается бороться с нормальным поведением, не причиняющим вреда личности, обществу или государству.

Вторую установку можно охарактеризовать как коррупционную готовность. Последняя означает психологическую установку на решение различных проблем с помощью подкупа. Восприятие коррупции как «социальной нормы» (что не равнозначно признанию ее в таком качестве, просто «все так делают»), в свою очередь, формирует психологическую готовность давать взятки и брать их. В конечном счете, за названными деформациями общественного сознания, как представляется, скрыта еще более глубокая деформация ценностно-нормативной системы общественного, группового и индивидуального сознания. В основе ее – признание денег, капитала, собственности главной ценностью, что и ведет к отчуждению личности от общества и государства и наоборот.

Эскалация коррупции и усугубление ее качественных характеристик закономерны для тех состояний общества, когда одновременно, в единой системе, во-первых, мерой всего оказываются исключительно деньги, материальные ценности, девальвируются духовные ценности, ценность человека определяется размерами его личного состояния независимо от способов получения последнего. Во-вторых, признаются  приемлемыми любые средства во имя обогащения. В-третьих, в рамках закона не обеспечивается даже минимальный стандарт жизни. Преобладание в обществе «материальной мотивации» поведения, нарушение принципа социальной справедливости, «непрозрачность» социальных связей и действий с неизбежностью порождают коррупционные действия.

     Таким образом, в основе реальной борьбы с коррупцией, эффективной антикоррупционной политики должно лежать укрепление и демократизация государства, разделение государственных и частных интересов, всемерное утверждение в обществе принципа социальной справедливости, воздействие на политические, экономические, социальные и идеологические причины коррупции,  формирование идеологии честности и непродажности.

 

[1] См.: Иноземцев В. Почему мы все живём в коммерческом государстве Путина // https://snob.ru/entry/179441/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com.

[2] См. подробнее:   Номоконов В.А., Попова Ю.Ю., Филиппов В.В. Теневое государство как криминогенный фактор // Криминология вчера, сегодня, завтра. 2018. № 1 (48).

[3] См. подробнее: См.: Илюхин В. Война за Россию. М., 2011; Сулакшин С.С. Российское государство превращается в криминальное // Россия в эпоху развитого путинизма. Материалы научной конференции. М.: Наука и политика, 2018. С. 10; Коржаков А. Бесы 2.0. А цари то ненастоящие! М., 2018;

[4] См.: Теневая экономика по данным Росстата // https://rosinfostat.ru/tenevaya-ekonomika/

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован