Эксклюзив
06 июля 2018
519

Инвестиции в промышленность. Как вдохнуть оптимизм в инвестиционные процессы

Main e6ca8b79 7c29 46db 8d87 6816f880eb0b

Национальный банковский журнал, 2018, № 6 (172)

 

В контексте рассмотрения проблем инвестиционного кредитования экономики очень важными являются вопросы повышения привлекательности, доходности и эффективности инвестиций в промышленность. Именно этой теме было посвящено недавнее совместное заседание Совета Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, Совета ТПП РФ по инвестиционной политике, Комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям.

Профессиональное сообщество не устраивает состояние несырьевого сектора экономики России, и основным показателем неудовлетворенности бизнеса является недостаток инвестиционных средств, отметил в начале своего выступления председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Константин Бабкин. Инвестиции в основной капитал в России составляют 13%, в то время как в США – 20%. Ключевая причина отставания заключается в том, что развитие промышленности не является приоритетом экономической политики правительства.

«В целом вкладываться в развитие промышленности в России не очень выгодно, поэтому и неудивительно, что инвестиции сюда не приходят, – отметил Константин Бабкин. – Нужно много что изменить в экономической политике для того, чтобы деньги потекли в реальный сектор, надо поменять денежно-кредитную, внешнеторговую политику. Налоговая политика должна обладать стимулирующими функциями». 

По мнению Константина Бабкина, странно выглядят и источники привлечения инвестиций в промышленность. Так, до 10% – это средства банков, 89,1% – собственные средства предприятий в России. Доля участия частных денежных средств через покупку корпоративных облигаций и акций очень мала. 

В развитых странах ситуация выглядит с точностью донаоборот. В основном предприятия развиваются за счет привлекаемых средств, выпуска облигаций, акций и т.д. В нашей стране предприятия рискуют собственными деньгами, поэтому и не наблюдается нормального функционирования финансового рынка.

В России за 2017 год на IPO (Initial Public Offering, первое публичное размещение акций компании. – Прим. ред.) вышли только четыре промышленных предприятия. В то же время на примере зарубежного опыта можно наблюдать, что выпуск облигаций и акций является эффективным инструментом развития бизнеса и привлечения денежных средств, а также мотивирует сотрудников на повышение производительности труда. В России объем облигаций составляет 7% от ВВП, в Европе – 80%, в США – 46%. У россиян должна быть возможность разместить свои средства в тех предприятиях, которым они верят и которые хотят развивать, подчеркивает эксперт ТПП.

В ходе выступления Константин Бабкин поднял вопрос о том, почему не работают кредиты банков. В качестве таких причин были названы завышенная ключевая ставка Центрального банка и постепенная монополизация банковского сектора.

Некоторые крупные банки зачастую принимают решение не инвестировать в ту или иную часть реального сектора экономики. В частности, Сбербанк четыре года назад, когда в сельском хозяйстве была сложная ситуация, принял решение не финансировать проекты агропромышленного комплекса по причине высоких рисков.

Пять главных барьеров для инвестиционных процессов

Председатель Совета по инвестиционной политике ТПП РФ Антон Данилов-Данильян в своем выступлении охарактеризовал общее состояние инвестиционной политики в России и механизмы Фонда развития промышленности (ФРП). Он отметил, что инвестиционный процесс в промышленности России очень неустойчив. «Если мы посмотрим на статистику, то 10% банковского инвестиционного финансирования идет в целом в промышленность, – отметил эксперт. – Если мы посмотрим структуру по секторам, то увидим, что госсектор по разным оценкам занимает от 60 до 70% всей экономики страны и является основным потребителем и получателем инвестиций». Можно с уверенностью сказать, что для основной массы частного бизнеса, не завязанного на работу с государственным сектором, будь то партнерские или отношения смежников, инвестиционная проблема пока еще не решена.

Какие проблемы и барьеры обычно называют инвесторы и получатели инвестиций, когда речь заходит о том, почему процесс не активизируется? На самом деле их несколько десятков, но основных пять. 

Первый барьер – это неуверенность в завтрашнем дне. Речь идет о внешних процессах в виде санкций, которые прервали поток инвестиций и сделали все цепочки технологических 
связей токсичными. На этом фоне присутствует и внутренняя неопределенность в виде усиливающегося налогово-административного давления. 

«Мы приветствуем усилия налоговой службы по обелению бизнеса, – отметил Антон Данилов-Данильян. – Но при этом прекрасно понимаем, что если это делать грубо, то рентабельность отраслей, против которых проводится соответствующая административная работа, в реальности оказывается отрицательной, и мы скорее получим не положительный, а отрицательный эффект». 

Вследствие такого давления закрылись многие предприятия (прямое банкротство либо дробление), например, ювелирной отрасли. Подобные тенденции начинают проявляться и в отношении предприятий, которые занимаются оказанием разного вида сервиса. 

Есть и другие аспекты, которые приводят к неопределенности, например, на протяжении последних четырех лет падали доходы населения. Понятно, что на инвестиционный климат это оказывает разрушительное воздействие, поскольку от этого зависит, будут ли люди покупать продукцию или нет.

Второй очень важный барьер – это подорожавшее после девальвации рубля импортное оборудование и сырье, которое необходимо в том случае, если нет отечественного и отсутствует возможность наладить соответствующую добычу или выпуск оборудования. «Это негативно сказывается на очень многих предприятиях, – подчеркивает эксперт ТПП. – Мы по опыту Фонда развития промышленности часто сталкиваемся с ситуацией, когда валютный риск из-за закупки импортного оборудования с последующим использованием выкупного сырья перевешивает все положительные моменты соответствующего проекта, поданного в Фонд развития промышленности (ФРП) и рассматриваемого на заседании экспертного совета».

Третий негативный фактор – это демографическая яма, в которую постепенно сползает Россия вследствие совершенно объективных причин. Но эта демографическая яма усиливается падением квалификации, причем оно не абсолютное, а, скорее, относительное. Речь идет о новых требованиях к оборудованию, организации производства, использованию систем искусственного интеллекта, цифровизации промышленности. Отечественные трудовые ресурсы к этим новым требованиям не готовы, что в конечном счете приводит к снижению конкурентоспособности продукции.

Четвертый барьер – высокие процентные ставки по займам и кредитам, которые прежде всего являются следствием высокой ключевой процентной ставки Центрального банка. А она, в свою очередь, – результат невысокой инфляции и высоких инфляционных ожиданий. Сейчас абсолютно очевидно, что у регулятора нет уверенности в том, что ему удастся остановить инфляцию на низком уровне. Потому что, к сожалению, среди всех факторов, перечисляемых в Банке России, ЦБ РФ никогда не называет истинную причину низкой инфляции – многолетнее снижение располагаемых реальных денежных доходов населения. Говорится о чем угодно, но только не об этом ключевом основании, которое обеспечивает очень низкий уровень инфляции, подчеркивает Антон Данилов-Данильян.

Пятый негативный фактор – это отзыв лицензий и огосударствление многих частных банков, поскольку частные инвесторы и получатели денег привыкли работать со многими частными банками, и для них переход на обслуживание в государственные банки является серьезным испытанием, поскольку им тяжело перестраиваться, отмечает председатель Совета по инвестиционной политике ТПП РФ. Плюс к этому нельзя забывать, что в тех банках, которые потеряли лицензию, частный бизнес потерял не один триллион рублей. 

И в первую очередь это средства, лежавшие на депозитах и отложенные для будущих инвестиций.

Софинансирование – важный механизм реализации инвестиционных проектов

По мнению Антона Данилова-Данильяна, правительственные программы не направлены на решение вышеперечисленных проблем. В новом послании президента РФ и в майском указе содержится много поручений правительству. Как оно будет их выполнять, пока не ясно. 

«Шесть лет назад мы тоже призывали к оптимизации инвестиционной политики, к решению конкретных вопросов, которые, по нашему видению, препятствуют развитию инвестиционного процесса, – подчеркивает эксперт ТПП. – Однако вследствие внешних обстоятельств и специфической политики, которую проводит правительство и Центральный банк, эти задачи не были решены в части роста производительности труда, увеличения числа рабочих мест, повышения ВВП на душу населения, темпов роста и т.д.». 

В настоящее время как внешняя, так и внутренняя ситуация практически не изменилась по сравнению с 2014-2015 годами. «Это значит, что нам нужно изыскивать те источники инвестирования, которые будут адекватны нынешним внешним и внутренним обстоятельствам», – отмечает эксперт ТПП.

Председатель Совета по инвестиционной политике ТПП РФ считает, что крайне важным направлением должно являться софинансирование, т.е. совместные усилия участников рынка по реализации отдельных инвестиционных проектов. Здесь может быть задействован Фонд развития промышленности. Важно, что один институт дает одну часть средств, например, треть, оставшиеся две трети дают заявитель и банк, который кредитует этого заявителя. Тут же подключаются силы, которые обеспечивают предоставление гарантий для того, чтобы облегчить жизнь заявителя. Далее начинают работу инфраструктурные государственные институты. Таким образом, сразу выстраивается пул участников, которые обеспечивают реализацию инвестиционного проекта.

«Мне кажется, что без увеличения числа институтов развития мы не сможем решить вопросы, поставленные президентом в послании и в майском указе в нынешних условиях, – считает Антон Данилов-Данильян. – Центральный банк не пойдет на существенное увеличение эмиссии и увеличение через нее банковского кредитования, это совершенно не вписывается в текущие задачи Центрального банка. Вряд ли облегчится налоговый режим и упростится администрирование, скорее наоборот. Однако мы видим ресурсы для активизации инвестиционного процесса. Это как софинансирование инвестиционных проектов, так и выпуск различных ценных бумаг и деривативов в тех случаях, когда проект получил соответствующее одобрение. Необходимые инструменты отработаны». 

В Торгово-промышленной палате считают, что норма инвестирования в России могла бы повыситься до 25%, если обеспечить возможность выпуска облигаций такими организациями, как ФРП. Это вдохнет необходимый оптимизм в души частных инвесторов и получателей инвестиций и перезапустит инвестиционный процесс на ближайшие шесть лет.

Необходимо сменить приоритеты

Текущую ситуацию и прогноз реализации стратегии Центрального банка по развитию финансового рынка до 2020 года представил руководитель Комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям Владимир Гамза. Оценивая стратегию повышения финансовой доступности, эксперт подчеркнул, что задачи, обозначенные в документе, недостаточно проработаны. При этом в мерах решения задач стратегии содержится только один целевой показатель развития – увеличение доли заемщиков в сфере малого и среднего предпринимательства на 1,2 п.п. (до 25 %). «Центробанк единственной своей задачей ставит борьбу с инфляцией, а не решение проблем развития финансового рынка», – подчеркнул Владимир Гамза.

Эксперт считает, что среди основных ошибок монетарной политики следует назвать следующие. Во-первых, это выбор кредитно-депозитной модели развития финансового рынка в ущерб инвестициям. Во-вторых, подавление роста денежной массы и кредитования. В-третьих, отсутствие эффективного механизма превращения сбережений в инвестиции. Наконец, это ликвидация рынка межбанковского кредитования.

Поставленная президентом РФ амбициозная задача обеспечить увеличение к 2024 году ВВП России на душу населения в 1,5 раза требует среднегодового темпа реального экономического роста не ниже 5%. Такой рост ВВП может быть достигнут лишь при ежегодном реальном увеличении денежной массы и инвестиций на 15-20% за счет массового инвестирования, широкого кредитования и количественного денежного смягчения. «Таким образом, назрела кардинальная смена приоритетов стратегии правительства РФ и Банка России в сфере финансовой, инвестиционной и денежно-кредитной политики», – уверен Владимир Гамза. 

http://nbj.ru/publs/banki-i-biznes/2018/06/13/investitsii-v-promyshlennost/index.html

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован