22 апреля 2007
4056

Интервью Руслана Аушева

Руслан Султанович Аушев - Председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав государств СНГ. Руслан Аушев служил командиром мотострелкового батальона в составе советских войск в Афганистане, награжден орденом "Звезды" первой степени Демократической Республики Афганистан. В 1982 году был удостоен звания Героя Советского Союза. В 1989 году был избран Народным депутатом СССР. С 1993 по 2001 являлся избранным Президентом Республики Ингушетия РФ. Женат. Имеет четверых детей. Воинское звание - генерал-лейтенант.


Руслан Султанович, я, как представительница ингушской национальности, буду интересоваться исключительно теми вопросами, которые на данный момент интересуют подрастающее поколение. Общаясь с представителями своей нации, я поинтересовалась, на какой вопрос они хотели бы получить ответ от своего национального героя, следовательно, в процессе интервью будут звучать вопросы не только мои, но и молодых, активных деятелей Республики.

- Поговорим немного об ингушских культурных мероприятиях, так как я не раз участвовала в их организации в Москве, мне, как представительнице нашей молодежи, интересно, знаете ли Вы, что вообще проходят концерты, встречи памяти известных поэтов Ингушетии в Москве? Вы получали когда-нибудь пригласительные на подобные мероприятия?

- Конечно, и неоднократно. Меня часто приглашают на подобные мероприятия, но не всегда получается в силу того, что в это время я бываю в командировках, приходится постоянно выезжать в страны СНГ. А так мне известно, что сейчас появилось много инициативных, талантливых ребят. Сама диаспора скучает, ведь такие мероприятия единственное место, где молодые вайнахи могут встретиться, пообщаться, послушать национальную музыку. Только жалко, конечно, что Руслана Наурбиева не стало, благодаря Руслану группа "Лоам" была одной самых мощных ингушских групп.

- Мне кажется, когда Вы были президентом, это не было так актуально в Москве, праздники, народные гуляния проходили часто в Ингушетии и московские ингуши приезжали на них в Ингушетию.

- Да, возможно.

- Вы слышали о намечающемся вечере памяти Руслану Наурбиеву?

- Да, да, я слышал.

- Руслан Султанович, в одном из интервью, Вы, объясняя причину своего ухода с поста Президента Республики, сказали, что человек долго находящийся у власти "отрывается от реальности". Вернувшись к жизни "рядового" гражданина, Вы поняли, что, будучи Президентом, стали утрачивать чувство реальности?

- С каждым днем я убеждаюсь в том, что сделал очень правильный выбор, не баллотируясь на третий срок, хотя мог и на третий, и на четвертый, на пятый и т.д. Ведь эти два срока не просто были придуманы. В развитых странах не дают долго быть у власти, так как человек привыкает к этому и начинает терять чувство реальности. Как говорят, из любого дела необходимо вовремя выйти, будь то политика, спорт или искусство.

- Также Вас спрашивали, страшно ли идти на переговоры к террористам в "Норд-Ост" или в школу в Беслане. Вы отвечали "убьют - так убьют". Но за Вашей спиной была семья: родители, дети, жена - неужели Вы не переживали, не думали в этот момент немного о своей семье?

- Ну, там тоже были родители, чьи-то дети. Надо было что-то делать, надо было их спасать. А тогда для чего мы нужны, если мы, мужчины, будем себя спасать ради чего-то. Ведь наша главная задача защищать Родину. А это значит защищать женщин, детей. Безусловно, все хотят жить и как можно дольше, чтобы все было хорошо, и я не исключение. Но, к сожалению, не всегда так получается. Тем более я человек, в принципе, всю жизнь в армии провел, поэтому меня готовили к тому, что, если где-то надо выполнить боевую задачу, нужно быть готовым ко всему. А когда выполняешь боевую задачу, может быть все: и ранение, и гибель.

- Я знаю, что для достижения цели, иногда надо идти на рискованные поступки, но в силу всей опасности именно наши родные и близкие оттягивают нас назад, не давая добиться нужного результата. Часто ли Ваша семья отговаривала от тех или иных поступков, переживая за Вас?

- Если говорить откровенно, с 1975 года, как я окончил военное училище, я был самостоятельным человеком. Мои родители всегда мне говорили: "Главное, чтобы ты нас не опозорил, не подвел, и не делал подлости людям". Сегодня мои родители рады, что я вовремя ушел с поста президента, и они благодарны мне за то, что у их двора не стоят толпы людей и не говорят: "Руслан Султанович нам должен, он обещал..., мы ему отдали это, заплатили то-то, а он нам ничего не сделал" - вот за это мои родители говорят мне большое спасибо.

- Вы как-то заявили, что "политика - грязное дело". Чем для Вас были девять лет президентства, считаете ли Вы, что весь опыт политика, приобретённый в эти годы, со знаком минус?

- Почему? Нет. Во-первых, это были самые тяжелые годы. Даже годы моей службы на Дальнем Востоке, в Афганистане ничто по сравнению с тем, что было в Ингушетии за девять лет моего правления. Тем более, если вспомнить какой период был: 1992 - 2002 гг. - ситуация с Осетией, беженцы, две чеченские войны. Ведь мы начинали с нуля, в то время не было ничего: ни гимна, ни герба - чистый лист, как говорится. Поэтому политика действительно грязное дело. Так как иногда тебя заставляют прогнуться, предать свои интересы, свои взгляды, свое мировоззрение. Кому-то ты должен поддакивать. Ты вынужден следовать тем правилам игры, которые тебе чужды. Постоянная ложь. Многие политики говорят неправду: в душе они думают одно, а когда на них направлены камеры, говорят другое.

- Вы насытились этим?

- Я всегда говорил то, что думал.

- Часто вы имели дело с такими двуличными политиками?

Ну, конечно, были случаи. Одной из главных причин было то, что люди приходили к власти с разными задачами: одни говорили о любви к Родине, а на самом деле вся любовь заключалась в набивании своего кармана. Это частый случай. Те же самые депутаты, министры: до выборов говорят одно, а после победы, став чиновником, забывают обо всех своих обещаниях, занимаясь только своим личным благосостоянием.

- Руслан Султанович, был ли такой момент в Вашей жизни, когда Вам хотелось все бросить, чувствуя, что вы уже устали от всех политических страстей?

- Физически никогда не уставал, а морально конечно. Жизнь постоянно в напряжении. То, что происходило в РФ и происходит, от меня не зависело. Вот многие рядовые жители думали, что я всемогущий президент, но множество вещей были неподвластны мне. Допустим, говорят, при Р. Аушеве тоже была коррупция, но этой коррупцией занимались люди, которые подчинялись федеральному центру. Они назначались в Москве за взятки и мне напрямую не подчинялись, поэтому приходилось проводить тяжелую работу, чтобы привести их в правовое поле, чтобы зарвавшегося чиновника снять, отстранить и т.д. Например, если взять такую структуру, как Федеральная Служба Безопасности, которая должна была непосредственно работать с такими вопросами, как коррупция, внутренняя безопасность, предупреждать похищения людей и т.д. Ведь в 1996-97 гг. была целая цепь похищений, и я не помню, чтобы ФСБ предоставило мне хоть одну записку о том, что намечается какая-либо спецоперация. Все усилия ФСБ были направлены в какую-то другую сторону, следовательно, приходилось выходить на руководство ФСБ России, менять одного, второго. Также много было вопросов и по другим структурам. А у нас как - "если человека назначила Москва", то считалось, ему никто ничего не сделает, можно взятки брать. То же самое с законами, приняла Государственная Дума закон, ну не подходит он Республике, так как у нас есть своя особенность. Ну, надо же это учитывать, сначала изучить особенности, традиции, историю Республики, а потом уже принимать законы. Поэтому не всегда мы можем делать то, что хотелось бы. Проблема вся в том, что мы жили и живем не в правовом государстве. Закон не стал нормой, ни в годы моего правления, ни сейчас.

- Совершали ли Вы что-то такое, о чем в последствии жалели?

- Конечно, совершал. В первую очередь это вопрос кадров. Я немного преувеличивал возможности людей и думал, что они более патриотичны. Тем более, после такой трагедии, которая произошла в 92 году, двух войн в Чеченской Республике должно было быть больше ответственности, самоотдачи. Никто выводов не сделал. И когда назначал людей на должность, думал, что люди поймут, что у нас есть Республика, у нас есть свое государство, на которое нужно работать. Но, к сожалению...

- Вы были в безвыходной ситуации или Вы считаете, что выход есть всегда?

- Выход есть всегда, смотря с какими потерями.

- Девять лет Вы прожили в Ингушетии, где в данный момент живут Ваши родители. Как человек, что нового Вы приобрели в "назрановский период" своей жизни?

- Почти вся моя жизнь прошла вдали от Родины. И только девять лет я прожил в Ингушетии. Я многое узнал, пришлось снять "розовые очки". Реальность меня немного удивила.

- Ваш лозунг все последние годы не меняется: "Ингушетия, вперёд!". Что значат эти слова для Вас? Какой смысл Вы вкладываете в них? Ведь впереди может быть всякое...

- Вперед, в плане того, что нам нужно двигаться, даже ошибаясь, преодолевать трудности, но не стоять на месте. У нас очень любят "плакаться": жаловаться, что все плохо, и при этом бездействовать. Лозунг был нужен для того, чтобы прекратить жаловаться на судьбу, а нужно идти вперед, динамично развивать свою Республику. Поднимать политику, экономику, искусство, спорт, чтобы все смотрели в будущее оптимистично, чтобы Ингушетия, как чистокровный скакун, догнала, обогнала всех и вырвалась вперед во всех благих начинаниях.

- В последние годы, вероятно, Вам открылись истинные лица тех, кто окружал Вас во времена Вашего президентства. Чего у Вас больше - разочарования или сохранилась вера в существование надежных членов команды?

- Безусловно, у меня сохранилась вера в существование надежной команды, но, как я уже сказал, я ошибался в кадрах. Я разочаровался в некоторых людях, причем это были одни из тех, кому я больше всего доверял. Вспомните, как повели себя некоторые члены правительства, когда я ушел с поста президента. Мне говорили одно, но в дальнейшем повели себя совершенно по-другому. Да не меня они предали, они предали свою Республику. Они же были должностными лицами: председатель правительства, некоторые министры, их заместители. Им посулили какие-то подачки, а они клюнули на это. Привело это все к тому, что они не только себя опозорили, но и Республику подвели.

- Вы можете уверенно сказать, что сейчас у Вас есть команда, на которую можно положиться?

- Конечно, есть. У меня всегда есть мои друзья, родственники, мои близкие, братья. За девять лет я пять правительств поменял. Был случай, на одном из съездов Ингушетии молодой парень, оканчивающий наш Университет, кажется, первый выпуск, выступил с требованиями решать проблемы молодежи, которые ему известны, что нужно дать дорогу молодым. В последствии я назначаю его возглавлять Государственный Комитет по делам молодежи и спорту. Ровно через шесть месяцев, я его снимаю с должности, возбуждается уголовное дело о коррупции. А он так правильно говорил перед всем народом.

- Это были частые случаи?

- Очень частые, очень. К сожалению, это было и есть. Наша задача это искоренить. Сегодня есть возможность стать миллионером, если ты хочешь этого. Создай свой бизнес, начни работать. А на деле получается - стань чиновником и те бюджетные деньги, которые поступают в Республику, "направь в свой карман". Занимаются воровством государственных денег, которые должны идти на благо народа. И те, кто громче кричит о том, что есть воры в Республике, им же и оказывается.

- Как это - проснуться утром, и понять, что Вы уже не Президент?

- Хм, да нормальное ощущение. Я понял, что я свободен. Безусловно, чувствовал облегчение. Быть президентом, это тяжелый труд, с раннего утра доклады по линии МВД, МЧС, администрации, правительства и других структур, везде надо успеть, быть все время в напряжении. А тут просыпаешься и понимаешь, что теперь все это будет делать кто-то другой...

- Раньше Вы отдавали предпочтение простым национальным блюдам. Пристрастия сохранились? Или появились новые любимые блюда?

- Да, сохранились. Я пробовал все кухни мира, но считаю, что лучше наших национальных блюд нет на Земле. Я убежден в том, что если хочешь хорошо поесть и набраться сил, то нужно выбирать нашу кухню. Кстати, хочу сказать, что застолье наше в последнее время испортилось. Традиция очередности блюд у нас нарушена: вместе с мясом торт теперь ставят и сверху еще апельсинов навалят (смеется). Сколько раз я этому удивляюсь, и своим сестрам, друзьям говорю, что это ненормально. Есть же традиция, что, после чего едят, а у нас все в одну кучу, еще и гостей двигают из одного конца стола в другой.

- Поддерживаете ли Вы обучение ингушской молодежи Исламу?

- Конечно.

- А как Вы относитесь к тем, кто одевает хиджаб, носит бороду.

- Это его личное дело. Никто не вправе указывать, что кому одевать. Хочет надеть папаху - его дело. Кто-то хочет быть лысым, а кто-то хочет ходить в фуражке, ну так пусть ходят. Но все должно быть в меру и в рамках нашей культуры, традиций. Если человек одевает атрибут ислама, почему бы и нет. Только дела и помыслы должны быть чистыми в соответствии с исламом.

- Шли слухи о том, что вы против углубления молодежи в Ислам.

- Кто сказал? А кто ввел впервые основы Ислама в школах?! При мне ведь все ввели. В каждом Министерстве и ведомстве было мое распоряжение о том, чтобы была комната для молитв. Наоборот я убежден в том, что с исламом народ будет очищаться от всех пороков, безусловно, если они действительно верят.

- Мне кажется, что в данный момент молодежь испытывает кризис. Кризис верования. То есть, не всем понятна религия ислам в ее истинном понимании.

- Ну, правильно - не на кого ровняться, нет авторитета. К сожалению, у нас нет сегодня авторитетных старейшин и служителей, как в Республике, так и во всей России. Назовите мне имя Имама, чье слово было бы весомо для людей. Нет такого человека во всей стране: ни среди православной церкви, ни среди ислама. А какое влияние имел Иоанн Павел II для католической церкви?! Он имел влияние во всем мире. Вот он был авторитетом. Его принимали везде, в том числе и в мусульманских странах. А когда молодежь не видит своего авторитета, конечно, это приводит к негативным результатам. Многие превращают религию в обогащение. Допустим, если солдат не видит авторитета в своем командире, если тот ворует, боится, говорит одно, а делает другое, он ему поверит? Нет! В настоящее время, безусловно, есть неплохие служители, но быть "неплохим" мало. Я могу понять молодежь, которая видит, что старшие говорят одно, а делают другое - все решают деньги. Женится, машина, должность - все деньги. И возникает вопрос, а где справедливость? Муфтият на стороне тех, у кого больше денег. Потому он не авторитет для людей. Тоже и в воспитании детей, родители должны быть примером в делах своих, помыслах и поступках. Вот когда в доме достойные отец и мать, дети хорошими вырастут, так как они получат нормальное воспитание. Разрыв между словом и делом, и толкование Корана в свою сторону, приводит к таким последствиям.

- Руслан Султанович, как часто Вы бываете в Ингушетии, навещаете своих родителей? В основном теперь Вы ездите просто к родным или же по делам?

- Нет, нет, у меня нет там никаких дел, только к родителям и братьям.

- Сейчас у Вас больше свободного, размеренного времени, чем во времена Вашего правления Республикой?

- Больше, конечно. Должность президента не сравниться ни с чем. Но командировок у меня сейчас много, часто приходится ездить по СНГ. И сама Москва очень бурлящий город.

- Что для Вас отдых? Где вы любите проводить время?

- Спорт. Я все еще играю в футбол, обязательно в выходные уделяю этому время. Также проходят встречи не только по работе, но и с друзьями, множество мероприятий, конференций и т.д.

- Вы считаете себя сейчас счастливым человеком?

- Несчастливым я себя не могу назвать. У меня все нормально.

- Опишите свой обычный день?

- Подъем, работа по намеченному плану: командировки, встречи...ничего особенного.

- Кто Ваши друзья?

- Друзей много не бывает. Был друг - Беслан Коригов, он умер. Здесь у меня друг Ваха Агаев. Приятелей, товарищей много.

- Мне известно, что нынешнюю власть Вы не комментируете, дабы Старая Власть не мешала Новой. Но как Вы считаете, у Ингушетии есть хотя бы маленький шанс превратиться в процветающий, сильный субъект?

- Шанс есть всегда, надо только захотеть. Надо запомнить одну важную вещь: никакой президент не сделает ничего, если люди сами не захотят хорошо жить. Носителем всего являются люди. Все считают, что раз избрали президента, пусть за нас работает, а мы будем сидеть и смотреть. Так не бывает. Люди должны участвовать: контролировать, избирать, подавать пример, если они любят свою Республику. В противном случае, надеясь только на президента и правительство, народ ничего не добьется. Не нравится, избирайте другого президента. Все зависит от людей. Никакой президент не сможет ничего сделать, если люди того не захотят. Должно быть нормальное здоровое общество, а если оно будет, то Республика пойдет вперед. Не должно быть такого, что "моя хата с краю".

- Вы пожалели о том, что были президентом?

- Нет, для меня это прошло точно также как служба. Я считаю, что так было угодно Всевышнему. Но я не стремился быть президентом: ни в первый, ни во второй раз. Если бы в 80-х годах мне сказали бы, что я стану президентом РИ, я бы ни за что не поверил. Ситуация была тяжелая. Все произошло после событий 92-го года.

- Вы, наверно, не хуже меня знаете, что для многих ингушей Вы являетесь авторитетом, особенно для нынешней молодежи. Вы знаете, что ингушский народ сейчас находится не в лучшей ситуации, поэтому, что Вы можете пожелать тем, кто верил и верит в Вас?

- Учиться, учиться, учиться. Быть сильнее тех трудностей, которые тебе преподносит жизнь. Сегодня и в будущем Ингушетии нужны умные, здоровые, принципиальные кадры во всех сферах: экономики, политики, социальной инфраструктуры и т. д. Работать там нужно будет много. То, что сегодня происходит на Кавказе, и, в частности, в Ингушетии, вызывает тревогу. Другие регионы Кавказа прогрессируют, а мы, мягко говоря, стоим на месте.


С Русланом Аушевым беседовала студентка факультета журналистики Московского Государственного Университета им. Ломоносова Мизиева Лидия.

04.04.07 21:17 Ингушетия.Ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован