20 сентября 2007
3302

Что будет, если Борис Говорин получит право баллотироваться на третий срок? И что будет, если не получит?

Две большие разницы


Протокольная формулировка одного из вопросов повестки ближайшей сессии Законодательного собрания звучит так: "Проект закона Иркутской области "О внесении изменений и дополнений в Устав Иркутской области"". Если расшифровать, то перед нами вопрос о третьем сроке, а "внесение изменений и дополнений" означает отмену запрета Борису Говорину еще раз баллотироваться на должность губернатора.

ФОНАРЬ

Вот уже несколько недель проблему третьего срока публично обсуждали, как правило, те политики, которые выступают против предоставления губернатору права участвовать в следующих выборах. Большинство же сторонников третьего срока от развернутых комментариев воздерживалось. Наверное, "серый дом", чувствуя уязвимость своих позиций в открытой дискуссии, до поры до времени надеялся провести поправку без лишней огласки, исключительно за счет административного ресурса.

Словно в брежневские времена, возникло два измерения: наверху, в официозной прессе, тишь да гладь, как будто самой проблемы не существует, зато подводная часть айсберга выглядит иначе. С некоторых пор главной темой неофициальных встреч, застолий, "бань" с участием региональной элиты, или, кому как нравится, партхозактива стал третий срок. "Что с нами будет?" - этот вопрос с тревогой задают себе, а порой и друг другу, те предприниматели, чиновники и руководители бюджетных учреждений, кто протоптал дорожку к губернатору. И не к абстрактному руководителю области, а именно к Борису Говорину. А действительно - что?

Наконец, после длительного молчания, к дискуссии о третьем сроке присоединились прогубернаторские издания. Это значит, что аргументы в защиту поправки собраны, аккумулированы и готовы к применению. Не вдаваясь в их детальное рассмотрение, коснусь лишь двух моментов. Во-первых, федеральный закон и решение Конституционного суда, где сказано, что первый срок полномочий губернаторов исчисляется начиная с первого избрания после 19 октября 1999 года, если иное не зафиксировано раньше региональным законом, трактуется почему-то в пользу снятия ограничений на региональном уровне. Мол, федеральная норма выше, чем областная. Но ведь перед нами целостное решение, части которого равнозначны, и очень странно, когда одну часть считают "правильнее" и "важнее" другой!

Оказывается, законодатели и Конституционный суд должны были прописать однозначно - с 19 октября 1999 года, и никаких "если". Может быть, но это уже чья-то вкусовщина, не более того. Тогда уж приведу и другую точку зрения - о несостоятельности даты "19 октября 1999 года". Строго говоря, любой первый срок должен исчисляться с момента фактического избрания на этот срок. Иначе получается, что, скажем, фактически третий срок Лужкова будет юридически вторым. То же самое нам пытаются доказать в отношении Говорина. Но, позвольте, какую должность в таком случае Борис Александрович занимал с 1997 по 2001 годы, в тот срок, который предлагается ему не засчитывать? Нулевой или минус первый? И какова юридическая природа всех решений и действий губернатора за этот период? Не аннулировать ли их?

Разумеется, политика должна подчиниться праву, но в данном случае это не более, чем красивые слова. Очевидно, что и в федеральном законе, и в решении Конституционного суда проблема третьего срока урегулирована именно на основе политического компромисса между различными группировками. С одной стороны, важно обеспечить сменяемость власти, особенно в России с ее самодержавной традицией, с другой - региональным руководителям очень хочется "исключений из правила", причем, по возможности таких, чтобы от правила остались рожки да ножки. И любые попытки истолковать норму федерального законодательства в ту или иную сторону под лозунгом "верховенства права над политикой" - не более чем лукавство, призванное прикрыть сугубо политический подход.

ФОНАРЬ

Одно из его проявлений - спешка с внесением поправки. Губернаторские выборы состоятся в сентябре 2005 года. До этого времени тему можно не спеша пообсуждать и, возможно, вынести на областной референдум, совместив его, для экономии бюджетных средств, с выборами депутатов Законодательного собрания осенью 2004 года. В ответ слышится, что такой референдум будет слишком персонифицирован - станут, мол, обсуждать не третий срок вообще, а деятельность именно Говорина, плох он или хорош. Но как же иначе? Как заявляли инициаторы поправки, депутаты ЗС Валерий Соколов и Сергей Зубарев, право баллотироваться на третий срок коснется только Бориса Говорина, и не будет действовать в дальнейшем, а нынешний губернатор, на их взгляд, заслужил такое право своей работой. Получается, от обсуждения деятельности Говорина никуда не уйти, а наиболее убедительным итогом этого обсуждения мог бы стать референдум. Губернатора все-таки выбирали не депутаты Законодательного собрания, а все избиратели области. Им и решать, достоин ли Борис Говорин права баллотироваться на третий срок.

Однако вместо неспешной дискуссии развернулась гонка - быстрее, быстрее! Чувствуется, инициаторы поправки хотят успеть до 7 декабря, дня выборов в Государственную думу. Почему? Да мало ли что, вдруг изменится расклад политических сил и мечту о третьем сроке придется отложить в долгий ящик или вообще расстаться с ней навсегда. Ну и причем здесь право, о котором так пекутся сторонники поправки? Тут сплошная политика, облеченная в юридическую казуистику. Кстати говоря, о причинах спешки губернаторская команда прилюдно не сообщает даже сейчас.

Несомненно, с формально-правовой точки зрения уместно и сохранить в уставе области ограничение губернаторских полномочий двумя сроками, и отменить его. Поэтому бал правит политическая целесообразность, а ее, разумеется, политические конкуренты трактуют по-разному - одни за Говорина, другие против. Однако, и это очень важно, содержание аргументов той и другой стороны имеет принципиальные отличия. Например, противники третьего срока трактуют сменяемость власти в жестком варианте ("раз Иркутская область установила два срока, то негоже откатываться назад"), а сторонники укрепляют демократию задом наперед ("почему другим можно три срока, нам нельзя?").

Впрочем, не будем углубляться в джунгли правовых аргументов, тем более, повторюсь, проблема третьего срока является, прежде всего, политической. Попробуем вместо этого заглянуть в завтрашний день. Что будет, если Борис Говорин получит право баллотироваться на третий срок? И что будет, если не получит?

ФОНАРЬ

Итак, поправка проходит. Предприниматели, чей бизнес зависит от воли губернатора, вздохнули с облегчением. Большинство чиновников - тоже. Региональной элите дан ясный знак - Говорин в силе, он останется надолго, не спешите строить планы насчет другого губернатора. В ближайшее время Борис Александрович постарается зачистить окружающее его пространство от нелояльных политиков и "недружественных" СМИ. Мало того, наверняка достанется и тем, кто, хоть и проголосовал за поправку в Устав, но долго колебался, торговался, делал звонкие заявления. Таких Говорин не любит, пожалуй, больше, чем давних, но твердых и предсказуемых недругов.

В итоге к следующим выборам Борис Говорин сохранит или даже усилит контроль над регионом, заблокировав возможность выдвижения альтернативного кандидата от партии власти (таковым, скорее всего, мог бы стать депутат Государственной думы Виталий Шуба). Поэтому выбирать в который раз придется между Говориным и лидером коммунистов.

Вариант второй: поправка не проходит. Дальнейшее действительно зависит от результатов выборов в Госдуму и последующих выборов в Законодательное собрание. Если они будут благоприятны для Бориса Говорина, то попытки поправить Устав будут продолжены. Если неблагоприятны, то смена власти в 2005 году станет неизбежной. Однако в любом случае после 26 ноября возникает ощущение переходного периода. Именно в этих условиях Борис Говорин может пойти на серьезное перераспределение полномочий между администрацией и Законодательным собранием в пользу депутатов, а не отделываться расплывчатыми обещаниями на этот счет, как это делается в последние дни.

Кто-то считает, что уходящего губернатора никто не будет слушать, и его власть неизбежно ослабнет. Это еще почему? Неужели столь большую роль играет способность треснуть кулаком по столу, а показателем силы является чуть ли не вечность правления? Если так, то тем более надо уходить, открыв дорогу управленцам новой волны.

Возможный уход Говорина активизирует поиск других кандидатов. Да, на сегодня больше других шансы у Виталия Шубы, имеющего обширные связи на федеральном уровне и представляющего в региональной элите северную, братскую группировку, и Сергея Левченко, слабо связанного с основным ядром местного руководства, но имеющего хорошие стартовые позиции среди избирателей. Возможны и другие сравнения: Шуба - законодатель высокого класса, однако чересчур дипломатичный и склонный к парламентской работе, а более политизированный Левченко сильнее в волевом плане и привычнее к исполнительной власти.

Может быть, Говорин подготовит преемника, правда вероятность этого варианта невелика. Одна из проблем слишком жесткого и одномерного руководителя, коим является Борис Александрович, состоит в том, что его режим сразу рушится, как только получает брешь, а былые сторонники быстро разбегаются. Видимо, это обстоятельство и тревожит губернаторскую команду больше всего. Ведь и Шуба, и Левченко - это ощутимые перемены в региональной власти с потерей былого статуса для части иркутского истэблишмента. Отсюда политическая недальновидность губернаторской свиты, ее неспособность ограничить собственные амбиции. Именно поэтому сторонники Бориса Говорина в Законодательном собрании хотят третьего срока, а там - будь что будет, не скоро ведь.



Юрий Пронин, "Восточно-Сибирские вести"
http://www.kurin.ru/index.php?articles_id=23
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован