А.А. Кокошин о шансах для России избежать участия в Первой мировой войне

"Летом 1914 года уже крайне сложно было избежать войны, в том числе с учётом общественного мнения в России, сильных антиавстрийских и антигерманских настроений. Но шанс для этого всё-таки имелся, даже с учётом всех недостатков императора Николая II как главы государства.

К этому времени Россия оказалась слишком глубоко вовлечена в балканскую политику, имея особо тесные связи с Сербией. Сербские же националисты, которые сохраняли в том числе сильные позиции в генштабе Сербии, вели собственную игру, движимые идеей создания Великой Сербии. Эта идея в определённой мере была реализована после Первой мировой войны путём создания Королевства Югославия, но ценой крушения четырёх (!) империй, в том числе Российской империи.

Собственно сербское правительство после убийства эрцгерцога Фердинанда почти капитулировало перед ультимативными требованиями Вены. Но руководство Австро-Венгрии решило сокрушить Сербию, чего уж российская власть не могла допустить без огромного ущерба для своего авторитета как в международном сообществе, так и внутри страны.

Возможность остаться в стороне в случае такого острого конфликта между Австро-Венгрией и Сербией существовала бы у России, если бы задолго до лета 1914 года наша страна дистанцировалась от сложнейших хитросплетений политики на Балканах и имела бы иную систему внешнеполитических приоритетов, более соответствующую подлинным национальным интересам России.

Царское правительство в 1914 году посчитало, что полностью бросить Сербию на произвол судьбы Россия не может, потому что шестью годами ранее ему уже пришлось уступить требованиям Австро-Венгрии, поддержанной Германией, по Боснийскому вопросу, что расценивалось как "дипломатическая Цусима".

Англия и Франция тогда, решая свои вопросы с Германией, не поддержали Россию, и ей пришлось признать аннексию Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Эта ситуация должны была бы открыть глаза царскому правительству на ненадёжность союзников России по Антанте. Но, увы"...

" Возможно, что Россия, не будучи так тесно привязанной к политико-военным интересам Франции, могла бы сыграть роль арбитра в германо-французском конфликте, особенно если бы она взаимодействовала в этом деле с другими заинтересованными державами. Можно предположить, что такие действия России могли бы предотвратить Первую мировую войну, предотвратив в том числе новый разгром Франции. При этом Россия должна была бы опираться на реальную мощь своих вооружённых сил и иметь достаточно искусных дипломатов.

У нас в последние годы любят вспоминать высказывания императора Александра III о том, что-де "у России есть только два союзника - её армия и флот". На деле именно Александр III положил основы русско-французского военного союза, который в конечном итоге деформировал в пользу Франции политику России в то, что мы в современных условиях называем "политикой национальной безопасности". Недаром в центре Парижа благодарными французами был построен великолепный мост Александра III.

Император Николай II, поддерживая дружеские отношения со своим родственником кайзером Вильгельмом II, пошёл на весьма тесный союз России с республиканской Францией, который в определённой мере ставил нашу страну в зависимость от этого союзника. Ряд историков считают, что важную роль в этом сыграли крупные займы, предоставленные России французскими банками. Другие историки полагают, что этот факт не играл столь уж значительной роли.

Но так или иначе планы Генштаба русской армии были фактически субординированы относительно планов французского генштаба. И это оказалось важной причиной тяжёлого поражения русских армий Самсонова и Ренненкампфа в Восточной Пруссии 2(15) сентября 1914 года.

И если бы Россия избрала в отношении Германии не наступательную, а оборонительную военную стратегию в духе идей Барклая-де-Толли, Кутузова, Клаузевица и Михневича, то у кайзеровской Германии в 1914 году, как и у Наполеона в 1812 году, никаких шансов на разгром России даже после поражения Франции (если бы не удалось предотвратить эту войну) не было бы.

Но в Российской империи к 1914 году, как и в Германии, во Франции и в Австро-Венгрии, доминировал и на стратегическом, и на тактическом уровне "культ наступления". Союз с Россией спас Францию от тяжёлого поражения, но этот союз в конечном итоге оказался губительным для Российской империи.”

 

См.: Андрей Кокошин: Заметки о Первой мировой. Все могло быть иначе // Красная звезда, 5, 6, 7 августа 2014 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован